Сочи. Родина нежно целует нас на прощание

Путешествия эстетов

/ Отчет о втором турецком путешествии, которое состоялось в 2009-м году. Первое — в Каппадокию — было двумя годами раньше. /

Сочи. Родина нежно целует нас на прощание

кулак

— Вжж-ж-ж-жиу-у-у-у!!! Вжиу, вжиу, вжж-ж-ж-иу!!!!!!

Знаете, что это за звуки?

Сейчас я объясню.

Чтобы проделать путь из Сочи в турецкий город Трабзон на пароме, нужно сначала на этот паром сесть. А до этого надо попасть на сочинский морвокзал и пройти по 300-метровой дороге, ведущей на международный причал.

Обойти эту дорогу нельзя никак. Да и зачем ее обходить? Ведь она и построена для пассажиров паромов.

Однако в тот день, когда должен был состояться наш рейс, злосчастная дорога до причала была начисто оцеплена. Туда никого не пускали, даже людей с билетами на паром. Почему не пускали? О, причина уважительная: руководство города решило устроить именно здесь и в это время… гонки Формулы-1.

…Гонки Формулы-1???

Ну да. А почему бы и нет? Очевидно, руководство Сочи знает: Формула-1 – это круто. А если это круто, значит, это должно быть в городе Сочи. И не важно, что дорога сразу упирается в море (то есть гонки все равно не выйдет) и что из-за этой глупости пара сотен людей не сможет попасть на борт турецкого парома Аполлония II, а следующий паром пойдет только через два дня.

.

И вот перед нами — последнее препятствие на дороге в Турцию: гоночный болид, уже взведенный, ревущий и готовый к бою. Это его мотор ревет:

— Вжж-ж-ж-жиу-у-у-у!!!

Красивая машина, скажу я вам. В ней сидит гонщик в шлеме. Вид у него решительный.

Перед ним 300 метров и – море.

Ладно. В конце концов, их дело.

.

Наше дело – наконец покинуть этот гостеприимный берег, где мы уже так настрадались за полтора дня.

.

…Отмотаем пленку событий. Выйдя из поезда более тридцати часов тому назад, мы решили, естественно, первым делом купить билеты на паром. Это важно, поскольку отправляются паромы «по ситуации», не каждый день (а расписания не существует в принципе). Был шанс, что если мы придем на морвокзал без вещей, паром как раз отойдет на наших глазах, а мы будем кусать локти. Потому вещи мы взяли.

Но, какое совпадение, прямо в то время в Сочи проходил Экономический форум (почему бы его не проводить именно здесь и как раз в разгар пляжного сезона?).

Весь город по этой причине стоял в одной гигантской пробке. В раскаленном добела воздухе стояли выхлопы от всевозможных видов транспорта. Проклиная экономистов, жители и гости города Сочи (и мы с вещами) топали по дымящемуся асфальту пешком.

.

Мы все-таки купили билеты на паром Аполлония II («примерно на послезавтра, время уточняйте»), затем проделали обратный путь с вещами по раскаленному асфальту и начали промышлять в поисках жилья. Преуспели мы в этом деле посредственно. После долгих препирательств с хищными бабками у железнодорожного вокзала мы поселились в «коттедже у моря», который оказался пристройкой над гаражом в центре города. Это был отдых по системе дорого и плохо, к которому мы после всех своих странствий абсолютно не были адаптированы. (В Европе в основном дорого и хорошо, в Индии —  дешево, но плохо. А вот это как понимать?!).

Внутри нашего «коттеджа» было липко и прокурено. Впрочем, где наша не пропадала, да мы ведь и не собирались сидеть там в четырех стенах. Ведь мы на курорте? Поэтому мы сразу пошли купаться.

.

Городской пляж был в тот день филиалом ада. Там как раз проходил финал кубка Европы по пляжному волейболу. (Что же, почему бы и не здесь).

Болельщики орали приветствия своим командам, массовик-затейник выкрикивал в мегафон всякую ерунду. И там же лежали, сидели, стояли в диком количестве жители города и его гости, которым до кубка Европы не было абсолютно никакого дела. Все эти люди пришли сюда купаться. Количество народа, превышающее всякие разумные пределы, наводило на мысль, что, видимо, с ближайшим пляжем было что-то не так.

.

Сидеть в Сочи два дня в разгар сезона и не искупаться – это (согласитесь) идиотизм. Потому после некоторых размышлений я все-таки пошла к морю.

Путь мой пролегал по головам. Мне он показался бесконечным.

Наконец я ступила в воду. Вода была холодной и липкой.

.

Близко ко мне подплыла какая-то женщина и сказала просто так, в пространство, ни к кому не обращаясь:

— Надо же, как странно! Буквально полчаса назад вода была теплая. А сейчас, видимо, какой-то косяк прошел.

Сказала так, развернулась и как ни в чем не бывало поплыла дальше.

Размышляя о косяках, я попробовала последовать ее примеру, но скоро позорно сдалась.

.

Следующий день ушел на Кавказский биосферный заповедник – единственное приятное место, с его тысячелетними тисами ягодными, петляющими тропинками, с которых нельзя сходить, чтобы не нарушить природный баланс, и даже (о счастье!) природным каменным почти что лабиринтом.

biosfernyi

ann-biosf

Но на обратном пути пошел дождь, а автобуса мы не дождались и, конечно, пошли пешком и заблудились, увидели море, решили заодно сходить к берегу «искупнуться», но зашли в какие-то ржавые сваи. Я тронула ногой воду (холодно, липко) и хмуро осталась стоять на грязном песке. Храбрый Серж пошлепал для вида по мелководью среди свай, вылез, сказал «Эх, хорошо!» и стал вытираться под дождем с видом человека, который хорошо поплавал.

(Завидую Сержиному природному непробиваемому оптимизму).

.

На следующее утро пришло радостное известие: наш паром отплывает в четыре. Брат хозяйки «коттеджа», по уговору, должен был прийти в два, забрать ключи и получить деньги.

Сидеть до двух в гараже не было, разумеется, никакого смысла, поэтому мы пошли «гулять» (если такое слово, конечно, применимо к брожению по раскаленному воздуху, полному углекислого газа).

Подойдя к гаражу без пятнадцати два, мы дернули дверь и… к своему ужасу обнаружили, что она крепко заперта на другой замок, ключа от которого нам не давали!!!

Какое-то время Серж нажимал на дверь, поддавал плечом, боролся, а я тихо стояла рядом, отчетливо представляя себе наши вещи за дверью, отходящий без нас паром и необходимость сидеть в этом аду еще двое суток.

.

…Мы не сразу заметили, что все это время за нашими отчаянными попытками, за нашей борьбой с дверью с видимым наслаждением наблюдал невысокий немолодой мужчина.

Когда Серж исчерпал свои силы и находчивость и мы обреченно отошли от двери, признав свое поражение, этот человек подошел к нам.

— А надо было на четыре часа вам дверь запереть, или лучше на целый день, или чтоб вы вообще сюда никогда не попали, — сказал он и зло сплюнул на землю.

— ?… Так это вы заперли дверь??? – изумленно спрашиваю я. – А зачем?? У нас же через два часа паром в Турцию! А следующий — только через два дня!!!!

Мужчина удовлетворенно кивнул, словно это и было как раз то самое, чего он добивался.

Я посмотрела внимательно на его лицо, и меня обеспокоило его выражение. Почему-то подумалось, что этот человек сейчас побежит от нас по всему Большому Сочи, зажав в кулаке заветный ключ.

.

Я и сейчас думаю, что была такая возможность. То есть в тот самый момент решалось, как повернется дальше то наше путешествие и состоятся ли еще два (связанных с ним причинно-следственной цепью). И решение зависело от этого человека… хотела сказать «в трениках», нет, он был во вполне цивильных брюках.

Почему он решил так, а не иначе? Не знаю. Наверное, выражение наших лиц его устыдило. А может, он впал в оцепенение от вида Сержиной шляпы.

Но он пошел на контакт.

В процессе разговора выяснилось, что вместо двух он пришел сюда к двенадцати, ждал час и сорок пять минут и все это время в его голове зрели планы мести.

Почему же он пришел вместо двух в двенадцать?

Этого, читатель, я не сумею вам объяснить.

Главное, что в конце концов мужчина согласился отпереть дверь. А когда он получил деньги, то в нем и вообще произошла волшебная перемена: он вдруг заговорил с нами, как со своими лучшими друзьями.

— Значит, в Турцию? А зачем? Остались бы. Провели бы здесь месяцок! У нас хорошо…

Мы молча выносили вещи.

Тогда мужчина продолжил заговорщицким тоном:

— А вы в курсе, что в Турции опасно? Буквально ни дня не пройдет без какой-нибудь катастрофы, эпидемии… И вообще там плохо, люди ездили, рассказывали.

Я посмотрела на него (мысленно сопоставив отель в Каппадокии с этой мрачной норой) и нехорошим голосом сказала:

Мы там уже были.

— А, — сказал мужчина и сразу свернул разговор. – Ну, всего наилучшего вам тогда, удачно вам отдохнуть.

.

И вот перед нами оцепленная дорога и этот чертов болид Формулы-1.

— Ну, всё!!! – говорит Серж и идет ругаться в администрацию порта.

А я остаюсь идиллически сидеть на обочине дороги рядом с рюкзаками.

Пока я сижу, ко мне подходит плотный человек в погонах.

— А чего это вы тут сидите? – с интересом спрашивает он у меня.

Я кратко объясняю ситуацию.

— А, — говорит человек в погонах.

И тут — я не успеваю даже понять, что происходит — он берет и – тюх! – и оба наших рюкзака летят в кусты метров на сто.

— Извините, но как это вы… — с изумлением начала я, не веря своим глазам.

Человек в погонах посмотрел на меня сверху вниз с упоением. Моя интеллигентская манера его позабавила.

— Я бы вас извинил, — сказал он, откровенно глумясь, — но сюда проход воспрещен, и вещи ваши тоже здесь держать нельзя, и вообще уходите отсюдова.

— И нормально вообще так обращаться с гостями города-курорта Сочи?? – спрашиваю я, ощущая, что мои глаза лезут на лоб.

Последовала пауза. Было похоже, что человек в погонах ждал, что я опомнюсь и прямо сейчас побегу прятаться в кустах. Шел 2009-й год, не было еще Общества Синих Ведерок, и господин Навальный еще не получил такую всенародную известность. Наверное, да, мне стоило убежать и спрятаться. Но я тоже ждала, разглядывая персонажа во все глаза. Какая довольная красная морда!!!

А знаете, — наконец сказал человек в погонах, гадко улыбаясь, — А я, может, вообще сейчас вас за-шмаааааааа-наю! Скажу, что у вас там бомба. И тогда вы вообще никуда отсюда не уедете.

Не успев даже осознать ситуацию – инстинкт сработал за меня — я вдруг резко вскакиваю на ноги и говорю:

— Да? Очень интересно. А скажите, как вас зовут и в каком вы звании.

.

Толстяк отодвинулся. Посмотрел на меня как-то по-другому. Вообще, пока я сидела на чемоданах, он казался вроде вполне большим, но стоило мне встать, как оказалось, что росточка-то он неважнецкого.

Дальше его голос прозвучал гнусаво, прямо как в фильме «Чародеи» (вы помните? «Дед Ма-а-ароз!»):

— Меня зовут… товарищ ма-а-айор!

Но тут он как-то сразу сдулся и бочком-бочком пошел от меня.

«Сейчас я тебе покажу», думаю я и вынимаю сотовый.

— Алло, — говорит Серж расслабленным тоном – он всегда так отвечает по мобильнику.

— Серж! – шиплю я. – Ты где?

— Я в здании порта, вот сейчас дошел до начальника службы охраны!

— А вот это очень хорошо!! – говорю я. – А вот это очень вовремя! Серж! Тут один майор мне угрожал! Да-да, так и передай начальнику охраны, угрожал, пугал меня тем, что скажет, что у нас в рюкзаках бомба и мы отсюда не уедем. Я хочу написать заявление.

— Хорошо, хорошо, — говорит Серж.

Через десять минут он появляется в сопровождении какого-то молодого человека.

Я радостно машу руками и тычу пальцем в ту сторону, где ходит мой обидчик.

— Вот этот, вот этот самый человек мне угрожал! — кричу я, стараясь заглушить своими криками рев мотора гоночного автомобиля.

Голоса моего, конечно, не слышно, но жест говорит сам за себя.

Я вижу, как майор там в отдалении как-то нервно дергается, отворачивается и делает вид, что он внимательно рассматривает вдали горы.

Как-то странно дернулся и сопровождавший Сержа человек, и тут я вижу, что это никакой не представитель администрации, а турок.

Серж поравнялся со мной и быстро говорит:

— Нас сейчас проведут на паром.

(-…Ты понимаешь, прихожу туда, – рассказывал он позже. — А там начальник охраны порта говорит: ничего не можем поделать, это вне нашей компетенции, милиция нам не подотчетна, а подотчетна городу. Я думал написать заявление и разбираться с козлами, но паром-то за это время уйдет! И опять тут сидеть два дня. А нам оно надо? А тут подходит этот турок и говорит: друг, тебе на паром? Не слушай, что они говорят, все это мелочи, сейчас я тебя проведу).

И ведь турок действительно проводит нас мимо людей в погонах. Т.е. нам, в нашей же собственной стране, помогает реализовать наше законное право сесть в транспорт гражданин совершенно другого государства!

Аллах велик!..

.

И вот мы уже в небольшом здании, в котором русские пограничники проверяют документы. Чего-то или кого-то ждем. Рядом с нами большей частью немолодые турецкие женщины. Напротив стульев стол, на нем телевизор с видеомагнитофоном и по нему как раз (почему бы и не здесь?) идет фильм с назиданиями о том, как в Турции жить плохо, и главное, какое отвратительное отношение у этого народа к дамам.

Судя по лицам турчанок, они понимают русский; вид у них хмурый. Но они терпят и молчат. Не будем забывать, что следующий паром пойдет только дня через два, и то, если повезет.

.

И вот наконец приходит какое-то официальное лицо (это его мы дожидались), нам штампуют паспорт, выдают какие-то древние талоны зачем-то (как будто мы не в Турцию отплываем, а сдаем шубы в театральный гардероб), и мы ступаем на борт.

talon1 talon2

.apolloniaII

Огромная Аполлония II кажется мне целым городом: на моих глазах в трюм въезжают бесконечные фуры. Я полюбила эту махину просто всей душой. Как ни крути, а это был – пусть старый – но корабль. Причем, что немаловажно, корабль, способный увезти нас отсюда подальше.

И вот международный причал вместе с товарищем майором и гонщиком в шлеме, а заодно и весь этот город с его экономистами, волейболистами и с хозяином гаража (который, без сомнения, в тот момент уже рассекал по площади у железнодорожного вокзала в поисках новой жертвы), отрывается и плывет куда-то – так, словно весь этот кошмар нам просто приснился.

.

Прощай, прощай, гостеприимный город, где так привечают путешественников.

Да что там — где власти выгоняют жителей на улицу из собственных (их, жителей) домов потому, что прямо на том самом месте вдруг решили провести Олимпийские игры 2014 года.

Олимпиада? Зимняя? Здесь???

Почему бы и нет.

.

…А мы уже вовсю плывем, плывем. Кыш, плохие воспоминания! Веселый турецкий кок кормит нас вкусной едой. А потом мы идем на палубу смотреть закат.

ann-apoll

Пока я романтически вглядываюсь вдаль, Серж знакомится с Джоном.

Здесь вы можете, прямо как в игре «Монополия», переместиться сразу на несколько ходов (точнее лет) вперед, в грядущее путешествие по Англии, когда мы узнаем, кто такой на самом деле наш Джон.

А если у вас другие планы — дождитесь продолжения рассказа.

UPD Едем дальше: Трабзон. Божья матерь Черной горы, сказочный лес, туман в горах, обнимающиеся святые и непонятные артефакты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.