Трюк с чапати

Путешествия эстетов | Все краски Индии (оглавление)

 

Трюк с чапати

Находясь в Индии, ты постоянно испытываешь чувство вины. Сразу за всё. В том числе и за то, в чем ты совсем не виноват. Мне лично морально тяжело ехать на выбивающемся из сил велорикше — на каждом подъеме хочется немедленно слезть и отдать человеку все имеющиеся у тебя деньги. Ужасно еще и осознавать, что мы вот тут покупаем сувениры, а людям вокруг подчас просто нечего есть.

И надо сказать, что вокруг постоянно находятся люди, которые умело пользуются твоим естественно возникающим чувством вины. На улицах тебя облепляют дети, которые требуют денег на еду, и ну в самом деле — это же надо быть не знаю кем, чтобы вид голодного ребенка не тронул твое сердце.

На то и расчет.

Однако, увы, печальная реальность такова, что, отдавая деньги нищим детишкам на улице, ты на самом деле финансируешь нехороших взрослых дядь, которые стоят за ними. Детишки так и останутся голодными. Если на самом деле хочется помочь голодающим — надо наводить справки и идти со своими деньгами в какую-нибудь соответствующую организацию. В противном случае средства пойдут совсем на другие цели, и что самое поганое — разводить тебя на деньги эти самые детишки и всякие другие подставные фигуры будут с особым цинизмом, и ты долго еще будешь содрогаться от отвращения после того, как поймаешь, в чем тут была суть.

Про все способы обдуриловки туриста в Индии мы заблаговременно знали из Lonely Planet и из уморительного текста Сергея Жарова, а потому раскусывали намерения мошенников на раз. Моментально отскакивали от нас как от стенки горох все эти граждане: мнимые учителя местных школ, якобы собирающие пожертвования на пропитание детишкам, бомжи, делающие вид, что стерегут твои ботинки. Некоторых особо зловредных товарищей типа чистильщиков ушей, описанных у Жарова, мы вообще не встречали. Надо сказать, мы вообще в этой поездке подозрительно легко отделались. Нас не выкидывали посреди ночи из автобуса на дорогу, не крали наши документы, не запирали где-нибудь, требуя выплатить крупную сумму (да-да, бывает и такое!), и т.д.

Но трюк с чапати не был описан в Lonely Planet. И Жаров не писал про него тоже. Возможно, это одна из свежих разработок местного жулья, и антивируса у нас против нее не было. Поэтому мы едва не попались, а в итоге я осталась с гадким чувством, что мне наплевали в душу.

…Ближе к вечеру на пушкарской улице к нам привязался шестилетний кроха.

— Ты откуда и куда, как тебя зовут, есть ли у тебя братья и сестры? – спрашивает он меня, совершенно правильно рассудив, что с Сержем ему связываться не стоит — не тот типаж.

Я сердобольно смотрю на мальчугана и борюсь с желанием ответить. Нет, я знаю, что заговаривать с людьми на улице не стоит, но… Но он такой маленький и милый — просто безобидный ребенок.

— Есть у меня брат, – наконец говорю я.

— Анют!! — предупреждающе говорит Серж.

Мы идем дальше в быстром темпе, но ребенок не отвязывается.

— А у меня шесть братьев и ни одной сестры. А папа умер.

Шах и мат. Ну, конечно посочувствуешь. Чувство вины моментально дает о себе знать. Вот я, белая девушка, приехавшая сюда наслаждаться видами Раджастана, а вот — бедный мальчик, у которого нет денег на хлеб. Даже и мысли о том, что кроха вдохновенно врет, не возникает почему-то.

— И все мы дома сидим голодные, — довершает мальчуган. — Купите мне чапати?

Ну как же не купить мальчугану чапати? Лепешку хлеба, которая стоит всего лишь пять-десять рупий? Это ж надо быть редкостным мерзавцем. Тем более что ребенок вызывает симпатию – такой смышленый не по годам, по-английски почему-то говорит очень внятно (с прекрасным произношением).

Но рядом, как назло, нигде не продают чапати.

Мы протягиваем сумму, на которую можно купить две чапати.

Но мальчуган неожиданно изрекает:

— Детям давать деньги нехорошо. Вы лучше купите мне чапати!

И он чертовски прав! Давая деньги детям, приучаешь их всю жизнь побираться на улице. Такая рассудительность в шестилетнем крохе меня умиляет и окончательно притупляет мою бдительность.

И вот мы лихорадочно ищем, где продается чапати. Мальчуган говорит: я знаю где, я сейчас вас проведу. Мы кружим по улице, как пьяные мухи. С. уже начал о чем-то догадываться и нервничает. Я пока хожу с лапшой на ушах. Пока мы кружим в поисках мнимой чапати, я спрашиваю кроху, где он выучил так хорошо английский. Он говорит: в школе. Я: надо же, такой маленький и уже ходишь в школу! А что ты еще изучаешь в школе? Какие предметы? Он: не знаю! Я пытаюсь подсказать: математику, может быть? Он: а что это такое – математика? Наконец кроха подводит нас к одному торговцу и показывает на мешок муки. «Чапати! — торжествующе говорит он. – Я принесу это домой, и мама сделает нам чапати. Всем семерым».

Ну! Неожиданный поворот событий.

Мешок муки я покупать не планировала, и главное — мне очень не понравилось, как лепешка хлеба плавно трансформировалась в совершенно другую вещь. Вот вам и знаменитые превращения в магическом городе Пушкар, вот вам и белая магия! Я начала чуять обман.

— Сколько стоит? – спрашиваю продавца.

Он говорит: Сто рупий!

И начинает меня очень сильно, подозрительно сильно уговаривать помочь ребенку. «Вот он придет домой, его мама сделает чапати и накормит всех его шестерых братьев», — повторяет он в точности слова крохи. «Попроси что-нибудь другое», со вздохом говорю я мальчугану. Я уже почти уверена, что это разводилово какое-то, но на всякий случай все же хочу купить ему что-то съестное. Мальчуган берется за ма-а-аленькую пачку печенья. Я вынимаю деньги, но тут мне сообщают, что эта пачка стоит 75 рупий. И тогда до меня наконец доходит. Дело в том, что даже в России такая пачка печенья столько стоить никогда не будет, я уж не говорю об Индии. Цена придумана специально для нас, доверчивых белых людей, и вся эта история тоже. Все это просто сговор – способ отъема денег, а мальчуган работает на кого-то из взрослых, умело играя на наших чувствах. И фразы английские он просто заучил, и не учится он ни в какой школе. И продавец муки тоже — в деле. Он получит с меня сто рупий, через пять минут они обработают еще одну сердобольную белую девушку, тетеньку или бабушку, и представляете какой это доход – с каждого стрясти по сотне рупий: а сколько будет в день? Безумные деньги по здешним меркам!

Эта догадка отрезвляет, и вместо сострадания ты ощущаешь смесь брезгливости, жалости и презрения… Одно из самых ужасных чувств на свете. И становится непередаваемо гадко. Мы все равно отдаем двадцать рупий продавцу, со словами «подберите ребенку что-нибудь на эту сумму» (тут хватит на четыре чапати), и уходим.

Однако ребенок идет за нами быстрым шагом и продолжает приговаривать:

— Чапати, чапати!

Я оборачиваюсь.

— Купите мне чапати…

— Все, хватит! – сердито говорю я. — Мы тебе больше денег не дадим.

-…Ах вы суки! — вдруг говорит это невинное дитя совсем не детским голосом.

/ читать дальше /

4 комментария для “Трюк с чапати”

  1. Это разновидность трюка с молоком. Про разводку детьми, а не мамами, вроде как в разделе про Непал пишется. Или в «Технологии». Не ново это под луной, в общем.

  2. С.! Спасибо, что зашли. Прочитала в главе про Непал про вскрытые пачки печенья и прочее в том же духе. Вспомнила. Содрогнулась.

  3. Ваш праведный гнев не вызывает симпатий. Этим людям приходится так жить, ничего постыдного в этом нет: можно даже восхититься изощрённостью их уловок. Я, например, никогда не подаю возле церкви, но подкидываю мелочь талантливым шарлатанам. В своих заметках Вы отрицаете любые формы культуры, не соответствующие законам Вашего — признаю — прекрасного воспитания. Это беда стерильных европейцев: они восхищаются архитектурой, но ненавидят жрецов, без которых эта архитектура (и вся культура Индии) возникнуть бы не могла. Эта гуманность породила выхолощенную, бесплодную цивилизацию, где мало преступлений, глубины и трагизма.

  4. Нет, воровство и мошенничество не является формой культуры, и, безусловно, цивилизация, в которой «мало преступлений», предпочтительна по сравнению с той, в которой много преступлений. А из вашего коммента как бы вытекает обратное, что довольно странно. Ссылки на какое-то там мое якобы воспитание в этом комменте — тем более странны.

    Вы, конечно, можете относиться к ворам с симпатией и «восхищаться изощренностью уловок» жуликов, это ваше личное дело, только не надо забывать, что это не эстетические категории, это категории закона. В Индии законы также есть. Мошенники, которые выманивают деньги на улицах, часто собирают их для преступных групп, а вовсе не для бедных семей с детьми. Касается это, кстати, не только Индии.

    Отвечаю же для того, чтобы еще раз упомянуть о том, что (хотя записки эти создавались давно и, естественно, они субъективны) Индия — это древнейшая культура, зачастую удивительной красоты. Но это и некоторые опасности, о которых каждый, кто туда собрался, должен знать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.