В гостях у Боба Марли

Путешествия эстетов | Все краски Индии (оглавление)

 

В гостях у Боба Марли

Главная  тема города остроумно обыграна в отеле «Седьмое небо» (который и правда не обманул наших ожиданий, еще раз спасибо Андрею: очень красивое огромное хавели, с редким вкусом обставленное предметами антиквариата. Холл с фонтаном, свисающие ветви какого-то дерева прямо внутри дома, качели на крыше…)

У каждой комнаты — свое имя. Меня особенно заинтересовала комната «Асана». Жаль, не удалось посмотреть, что там внутри — было бы интересно узнать, в какой позе там спят, к примеру. Может, там кровать устроена так, что ты спишь в позе дерева или с поднятой, как у цапли, ногой? Ведь явно же не зря у этой комнаты такое название?..***

Хотя может статься, что в «Асане» все как у людей — обычные кровати и стулья. По крайней мере, комната под названием Grace (переводится как Божественная Милость или Благодать) выглядит самым обычным образом – красивая, удобная, вполне земная комната. (И никакой аскезы – в Пушкаре у туриста чистят карму, просветляют его и т.п., не заставляя отказываться от благ цивилизации).

В ресторане «Шестое чувство», что на крыше отеля, играет расслабленное рэгги — но такое, европеизированное, что-то типа Боба Марли. Официант безупречен, еда прекрасна, на Сережин бестактный вопрос о том, нет ли здесь пива, официант реагирует примерно так, как если бы С. спросил, не мог бы директор ресторана вот прямо сейчас сплясать на нашем столе голышом.

— Где-то вам, может, и нальют, — сказал официант, подняв брови. – Но точно не у нас.

Все дело в том, что пиво в этом городе запрещено – город-то ведь священный, а алкоголь ведь одурманивает. Зато курить марихуану можно сколько угодно. Хоть укурись!

Чем в основном здешние люди и занимаются. Добавляя к травке занятия не менее одурманивающими практиками (которые, между прочим, тоже вызывают привыкание, как любая форма зависимости), люди получают отличный коктейль, от которого мягко и ласково едет крыша.

Я подозреваю, что некоторые из просветлившихся так и остаются здесь жить под дымок марихуаны и под ритмы рэгги. Когда ходишь по городу, тебе попадается много товарищей в странных одеждах с дредами. Пожалуй, когда-то в прошлой жизни они были европейцами, сейчас они – даже не растаманы, нет, они — то, что называется граждане этой планеты. А может, уже других планет?.. При мне один растаман пытался продать на улице самолично им пошитую одежду – нечто белое, по типу смирительной рубашки. Рукава этой одежды завязывались спереди, а спина оставалась голой. Растаман пытался заинтересовать этой моделью сначала проходящую мимо паломницу («очень удобно», — говорил он ей, а она некоторое время внимательно рассматривала, и даже, кажется, примерила на себя), потом — пытался сбыть ее какому-то торговцу. Оба сильно думали, но что-то, в конце концов, не впечатлились.

Кстати про рэгги. Эта музыка в Пушкаре воспринимается весьма органично. Более того! В отеле, где мы в итоге остановились (жить там можно в десять раз дешевле, чем на «Седьмом небе»), так вот, в отеле в этом, «Мона Лиза», менеджер оказался вылитый Боб Марли. Ну просто один в один! Я не знаю, почему знаменитого музыканта забросило при реинкарнации в Пушкар, да еще в том же обличье, что было у него в прошлой жизни (вроде природа не повторяется?), однако отвечаю вам — это он, и если среди читающих эти строки есть поклонники Боба Марли, бегом бегите в Пушкар. Хотя бы ради осознания того факта, что Боб Марли вам по утрам приносит чай в номер.

…К явлению Боба Марли в Пушкаре мы постепенно привыкли, но вот он нам все время ужасно удивлялся.

В самом начале знакомства он нас спрашивает:

— Вы сколько месяцев уже в Индии?

Мы: — Две недели!

— Как?! Так мало?? А в Пушкаре-то вы на сколько месяцев?

— Вечером уедем.

— ??? ??? ???

Боб Марли переменился в лице и исчез. Через некоторое время опять предстал перед нами — с косячком.

— Зажигалки не найдется — прикурить?

— А мы не курим.

Не курите?! ??? ???

И он снова ушел переваривать.

Во чудаки, явно думал он у себя, пока мы бродили по берегу озера, осматривали храм Брахмы с именными табличками всех крупных жертвователей; отбивались от цветочков и прочисток кармы, то есть вели себя так, словно для нас нет ничего святого; обедали в «Шестом чувстве» и еще в паре мест, а также, как и положено туристам, тупо закупали цветные шарфики, брелоки в виде слонов и фотографировались в тюрбанах.

Вечером до Боба Марли дошло. И он пришел к нам в третий раз и сказал нам:

— Вообще-то, ребята, это все не так делается. Вы лучше в следующий раз приезжайте в Индию на полгодика. Для начала месяцок проведете в Пушкаре…

Тут уже удивляемся мы.

— А что тут делать-то месяц? — спрашивает С.

— Ну как, — говорит Боб Марли. – Погрузитесь в випассану…

-А-а-а! («Это многое объясняет, — думаем мы с С. хором)

Боб Марли был очень добрый человек. Кажется, это одно из самых добродушных существ, встреченных мной в жизни. Если он и умел читать чужие мысли, то не подал и виду, что обиделся. Когда мы уходили, он растерянно и немного блаженно стоял на улице и неспешно обкуривал свой мотоцикл — махал перед ним ароматическими палочками, ласково приговаривая мантры.

— Ой, вы уже уходите! Ну что ж, до скорых встреч! – он посмотрел на нас очень радостно, как-то особенно лучезарно. – Приезжайте к нам в Пушкар!

И мне почему-то показалось, будто я его знаю целую вечность, и вообще — будто мы не день там провели, а куда больше. А может, мы все-таки, сами того не заметив, погрузились в випассану — хлоп и месяц прошел?..

…И вот мы сидим на автобусной остановке на двух табуретах на темнеющей вечерней улице посреди помойки и созерцаем индийскую действительность. Воспринималось все уже как-то отстраненно – словно во сне. Начиналась наша последняя ночь в Индии, и мы знали, что эти впечатления — последние (если, конечно, ничего с нами не произойдет по дороге до Дели, и если мы и в самом деле следующей ночью отсюда улетим). Вокруг смачно харкали индусы. Менеджер автобусной турфирмы, мужчина в белой рубашке и проутюженных брюках, с бэйджиком, стоял в дверях своей конторы, романтично смотрел куда-то в пыльную даль и ритмично, как прилив на море, плевал на улицу. Дверь его выходила на самое оживленное место, мимо постоянно ходили люди. Вот я хотела бы посмотреть на того сотрудника фирмы, который где-нибудь в любой другой стране вот так стоял бы в дверях своей конторы и плевать хотел бы на своих клиентов!..

Мы сидели на своих табуретах, слегка отодвинувшись, чтобы траектория плевков проходила мимо нас, и тихо фигели. Вот коровы бредут, вот мимо едут люди на верблюдах… Вот скользят, звеня браслетами, разноцветные индианки в ярких сари… Красиво. Но это – видеоряд, без звука. Добавим сюда звуковую дорожку – («хрррр, тьфу!!» — ритмично аккомпанирует плюющийся индус в безукоризненной рубашке) – и получается нечто прямо противоположное.

Вот такая она, далекая сказочная Индия, думали мы, покидая священный город Пушкар…. Хотя — стоп!! Тут придется заморозить действие, потому что я забыла написать об одном из последних пушкарских впечатлений. Давайте-ка лучше оставим нас пока сидящими на табуретах и удивляющимися, а сами промотаем пленку событий назад.

/ читать дальше /

— — — —

*** Асана – поза в йоге

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.