История Бакира Али

Путешествия эстетов | Все краски Индии (оглавление)

 

История Бакира Али

Профессор Бакир Али в старости, он же в молодости с женой и маленькой дочкой.

Профессор Бакир Али в старости, он же в молодости с женой и маленькой дочкой.

Люди в Индии делятся на четыре класса, или варны.

(К слову: «варна» с санскрита переводится в том числе и как «цвет», и индусы до недавнего времени действительно были ограничены в выборе цвета одежды: цвет сообщал о происхождении. Тем любопытнее обычай обливать и обмазывать разноцветными красками во время Холи всех вокруг — от министров до рикш. Может быть, это аналог римским сатурналиям, во время которых были равны и рабы, и свободные римляне?)

Но вернемся к сути дела. Высший сорт, как вы понимаете, жрецы. Дальше в табели о рангах располагаются все прочие, начиная с царей и заканчивая неприкасаемыми — самыми несчастными людьми из самых низших каст. Варн в Индии четыре, но каст — 365*** ! И попробуй женись на девушке не из своей касты. В итоге индусы и сегодня почти никогда не женятся по любви. Не говоря уже о прошлых временах. Представляете, сколько Ромео и Джульетт было за всю историю этого народа?

Профессор Бакир Али мог быть в их числе, но его история закончилась иначе. Со своей будущей женой профессор познакомился в университете — они учились на одном курсе. Он — мусульманин, она — индуистка. И они имели наглость полюбить друг друга! Было ясно, что родители никогда не одобрят их выбор, а их дети, если они все-таки поженятся, станут изгоями.

По окончании университета Бакир Али стал профессором, и его жена — тоже. Несколько лет они копили деньги на совместную жизнь. После того, как им удалось скопить некоторую сумму, они объявили родственникам о скорой свадьбе. Реакция родных была предсказуемой: Бакира Али тут же вышвырнули вон из дома, и его жену — тоже.

И вот они сняли квартирку и поселились отдельно. А дальше… (вероятно, мне здесь надо сделать паузу, как в театре?)… а дальше у них родилась дочка.

А Бакир Али — обрадовался ей!

— Я очень люблю свою дочку, — говорит он нам. — Когда она родилась, семья жены стала говорить: а все-таки хороший муж, не стал ругаться, что жена девочку родила! Потом родился второй ребенок — мальчик. А я и сына тоже очень люблю! Узнав о внуке, уже мои родители стали говорить: а все-таки хорошая жена — мальчика родила!

Прошло время. Дочь Бакира Али окончила университет, пришла к папе и сообщила, что собирается выйти замуж за юношу из индуистской семьи. Бакир Али сказал: «без проблем, только давай я поговорю с его родителями». Пришел к ним и сообщил: так и так, в моей семье такие правила — мы не признаем касты. Если вас это устраивает, а ваш сын и правда любит мою дочь — я согласен. Родители будущего зятя ничего против не имели, и состоялась свадьба. Та же история повторилась, когда сын Бакира Али женился на девушке-мусульманке.

Сегодня профессор живет один: жена его (которую он очень любил) умерла несколько лет назад, взрослые сын и дочь разъехались по другим городам. В свободное время он борется с кастами, собрал в Удайпуре горстку людей, придерживающихся той же философии. Окрестные жители профессора очень уважают — это чувствовалось, когда мы произносили на улице его имя.

— Конечно, я не Махатма Ганди, не мать Тереза, — говорит Бакир Али. — Я просто езжу каждое воскресенье по деревням, убеждаю людей забыть про касты и отдавать дочерей в школы.

— И что, слушают? — спрашиваем мы.

— Слушают, — говорит Бакир Али. И вдруг сразу:

— Я вам как-нибудь расскажу, что у нас тут на самом деле творится в деревнях! — Потом смотрит на меня с состраданием и добавляет: — Но это как-нибудь в следующий раз.

…К концу вечера наш дедушка снял очки, покурил бинди (сигареты из травки) и стал немножко заговариваться, постраннел и повеселел.

— А ничего, если я буду считать тебя своей дочкой, а тебя — своим зятем? – неожиданно спрашивает он нас. — Ничего, если ты будешь Сита, а ты — Рама? Не возражаете, что я дал вам новые индийские имена? Ну как, Сита, согласна? А ты, Рама?..

Мы не стали обижать дедушку. Пообещав выслать из холодной России фотографию, где Рама купается в проруби (этот факт из его биографии Бакира Али поразил, по-моему, неизмеримо больше, чем меня история с душителями), мы отъехали в Пушкар.

/ читать дальше /

— — — —

*** А определяют сегодня индусы касту незнакомого человека по второму имени (кажется, это что-то вроде нашего отчества). Допустим, женщина, рожденная в касте плотников, приобретает профессию доктора. И тогда на двери ее кабинета будет висеть табличка с ее именем, из которого понятно, что ее отец был плотником. Профессию индусам сегодня сменить можно, касту — никогда.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.