Юлиан Григорьевич Оксман. Дарственная надпись Дмитрию Дмитриевичу Благому

Дарственная надпись литературоведа, пушкиниста Юлиана Григорьевича Оксмана литературоведу, пушкинисту Дмитрию Дмитриевичу Благому на книге «От «Капитанской дочки» к «Запискам охотника» (Саратовское книжное издательство, 1959):

Дорогому
Дмитрию Дмитриевичу Благому
с дружеским приветом
от автора представляемых при сем пяти статей
на строгий суд

23/I 60 г.

В архиве РАН хранится подробное, мельчайшим аккуратным почерком написанное послание к деду от Ю.Г. Оксмана, в котором он сообщает о своих работах, которые хотел прислать «прежде всего» именно деду и с нетерпением будет ждать на них отклик. Автор письма, как мне показалось, также пытался настроить деда против литературоведа Б.: сообщал о какой-то ошибке, допущенной литературоведом Б., сетовал на «литературные нравы» (якобы какое-то издательство перепечатало текст, написанный дедом, «нагло сославшись на текст» этого же литературоведа Б.), и предлагал деду откреститься от литературоведа Б., чтобы он, автор письма, когда будет сообщать научному миру о той допущенной ошибке, «мог полемизировать» с одним Б., «а не с Вами».

Не знаю, как реагировал на это дед (я лично ненавижу, когда меня пытаются настраивать против кого-либо). Но я не очень удивилась, когда прочитала в интернете о том, что этот же литературовед, который надписывал деду книги «на строгий суд», примерно в то же время пытался кое-кого настроить и против деда. Дед, мол, хоть ни на кого не доносил, но повинен в том, что восхвалял советский строй (как-то так), да и научные звания присуждал плохим людям; и оттого он [таких, как мой дед] не склонен прощать».

Что ж, все это мелочи жизни. Тем более что судьба у этого литературоведа была тяжелая — понять можно.

В Википедии есть страница о нем, где рассказано о том, как он попал на Колыму из-за доноса какой-то сотрудницы Пушкинского дома и как с тех пор одной из главных своих жизненных задач стал считать разоблачение доносчиков и предателей среди писателей и ученых.

Я бы добавила: он был гневным изобличителем лжи и лицемерия, боролся с системой — но, видимо, сам того не замечая, был частью системы сам.

Это печальная история!

См. также: К слову о 1937 г. (история, произошедшая с моим дедом)

См. также:

дарственные надписи

Алексея Федоровича Лосева Д.Д. Благому

дарственная надпись Ираклия Андроникова Д. Благому

дарственная надпись Александра Грина Д. Благому

Дарственная надпись Вениамина Каверина Д. Благому

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.