Так не играют

скрипичный словарь

 

«Так не играют»

Произносится тоном, исполненным глубочайшего ужаса либо, напротив, холодного презрения. Вариант: «так никто не играет».

Такая критика — прекрасный способ убить индивидуальность в человеке. Тот же прием используют гигантские корпорации в сфере моды («вы что! ведь это же уже давно никто не носит!»), чтобы сбыть свой товар.

В мире музыки эта фраза используется некоторыми товарищами (мотивация которых не вполне ясна) тогда, когда они слышат яркое и самобытное исполнение, не копирующее признанных мастеров, а значит, претендующее на успех.

Лечится очень просто: услышите такое в свой адрес — немедленно соглашайтесь. «Именно — так пока никто не играет! Я первый».

А про себя обязательно вспомните, что вся история скрипичного исполнительства написана теми, кто первым стал играть так, как до них не играл никто.

— —

А как — играют? См.: Ненастоящий Гендель

— —

См. также: «Так не играли»

 «Не в стиле» и приложение к этой статье —  Стиль (глава из книги  Л. Ауэра «Моя школа игры на скрипке»);
Международные конкурсы
Мнимый Доброжелатель

2 комментария

  • Стас

    Из всех страниц, что пока прочитал, ЭТА прижгла самый щемящий нерв. Истинно, у всех стягивающих к застою — душа с бельмом; ясно выраженное превосходство они видят в очертаниях слепой светотени, слишком оригинальный облик которой заблуждает их привязанный вкус и пугает одной лишь непривычностью. Они слепы в музыке, что в пещере без фонарика, а точнее — «они стоят в свете фонаря, привешенного к столбу, им светло и идти им дальше некуда». Помните? Человек же, наделённый музыкальным духом, — (а дальше слово товарища Толстого) «подобен человеку, несущему фонарь перед собой: свет всегда впереди его и всегда побуждает его идти за собой и вновь открывает ему новое, влекущее к себе освещённое пространство». (Сюда же — «И рылом подрывать у дуба корни стала» — Маяковский-Сельвинский, иллюстрация плагиата.)

    Вот почему весь академизм, построенный на зарплате, направлен на убийство (личности, времени, музыки): не удержится настоящий музыкант в кофемолке поточного педагогизма, сорвётся на сцену!

    Самое страшное, а порой и смертельное ранение для творческого человека — изжитие роли его Личности. Это ранение в самое сердце, и все мы помним, как с мясом выдирали окровавленные стрелы после концертов. Не замечаем обвинений в технике, машем на укоры о человеческом факторе, но вздрагиваем и чуть не до слёз — когда опять душат то последнее и главное, чем мы ЛЮДИ.

    Помните Казиника? «Цель любой консерватории — подготовить Сальери и распознать Моцарта. И немедленно его отравить! Суть гуманна: не убивать лишних, только Моцартов… «Я избран, чтоб его остановить, не то МЫ ВСЕ ПОГИБЛИ».

    _________________________

  • Стас

    Нет, не могу успокоиться! Теперь вспомнился Сергей Муратов:

    «С интересом слушаю необычные исполнения и умираю от скуки, если кто-то повторяет все то, что делали до него.
    Здесь СРАВНЕНИЕ помогает мне в обратную сторону: если как у знаменитого N, то значит это плохо. Просто безобразно. Представляете себе кого-нибудь из современных киноактеров, кто на экране копирует, например, игру Савелия Краморова или Мерилин Монро. Жуть.
    Но у академических музыкантов всё шиворот-навыворот: чем точнее X скопировал N, тем талантливее он признается. И это прививают в консерваториях (я работал там, знаю). А потом мы удивляемся, почему так мало истинно талантливых исполнителей, на фоне многочисленной толпы виртуозных роботов. Да им с детства отрубили напрочь желание к творчеству: гаммы, Ганон, Шрадик, смычок вверх, смычок вниз, здесь акцент, а тут стаккато, а вот здесь обязательно замедли, а вот тут пауза — нет подольше подержи.
    Да, у учителя в голове есть какие-то образы, чувства, критерии, понятия и пр., но ученику выдается только результат: что нужно сделать, чтобы у ученика зазвучало так, как этого хочет учитель. Производство роботов, клонов».
    (Сергей Муратов, ФорумКлассика)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.