Пролог. О тапочках

Путешествия эстетов | Греческие чётки

В самолете мы сидели порознь: места рядом закончились. Зато я наслаждалась тем, что исчезла моя авиафобия: пару раз прошлась по самолету и даже постояла в хвосте. Возвращаясь на место, заметила, что у Сережи там возникла какая-то очень оживленная дискуссия. Но вдаваться в подробности не стала и поспешила на место, пока фобия не вернулась. Мало ли!

Когда мы прилетели и уже прошли паспортный контроль, к нам подошла какая-то шустрая монахиня, которая почему-то звала Сережу по имени и таким ласковым тоном, словно он ее вновь обретенный любимый племянник.

— А это Аня, — сказал Серж непривычно почтительным голосом, представляя меня монахине.

Мы обе с любопытством зыркнули друг на друга. Взгляд монашки был… как его описать? острый, любопытный. Я тоже посмотрела с интересом.

— Какие живые глаза! — сказала Сереже про меня монашка, и ее замечание вызвало во мне что-то вроде легкого недоверия.

Вообще-то я про нее могла бы то же самое сказать.

И вообще мне всегда казалось, что монахини не столь остры взглядом, что они как-то поспокойнее. А тут еще — возраст.

Хотя… ладно, скольких монахинь-то я знала на своем веку? А они наверняка разными бывают.

Мы отошли разбираться с чемоданами. Вдруг слышу: теперь монашка уже и меня зовет таким же голосом, словно я ее любимая племянница, которую она обрела после долгих лет разлуки. Я даже решила, что уши меня обманули… Тогда она снова кликнула Сержа и что-то ему передала.

Вот что выяснилось потом: это матушка такая-то, она летит с самой далекой русской территории за реликвией для своего монастыря: за тапочкой святого. Узнала я также, что монашка и Сережа, сидя в соседних креслах (в то самое время, пока я бродила по самолету), вдруг разговорились о коррупции, нашли, что придерживаются совершенно одинаковых взглядов (и вот совпадение — монашка когда-то имела отношение к политическим кругам на самых верхах!!), в результате чего Серж вдруг почувствовал настоятельную потребность дать пожертвование в пятьдесят евро, а его сосед — в сто.

Каюсь, тут я стала над Сержем издеваться.

За тапочкой? — едко интересовалась я.

…Тапочки. Я гнала их из сознания, но они всё время возвращались.  

Первое, что я сделала, зайдя в номер отеля в Афинах, это зашла в интернет, нашла сайт греческих новостей, прочитала, что недавно тапочка этого святого уже уехала в… (упоминался совсем другой русский город).

Сколько же, интересно, тапочек у этого святого и все ли русские города уже ими оснащены?.. — я издевалась над Сержем, вопрос мне казался риторическим.

 

Должна сказать, что скоро я пожалела о своих шутках. Когда мы уже вернулись в Москву, позвонила Сереже монашка (они и телефонами успели обменяться!) и сказала, что у нее есть подарок. Смущенный Серж пошел на свидание и получил иконку, фрагмент материи, на которой когда-то полежала тапочка святого, и пакетик крабов к пиву.

Мне стало стыдно. Смеяться над такими вещами, конечно, не стоило. И особенно крабы взывали к моей совести. А что касается тапочки — всё скоро объяснилось: оказалось, что монашка для своего монастыря получила только кусочек тапочки, а вообще этих кусочков много. И тапочек тоже много. Все объяснялось сказочно просто: они вообще никогда не кончаются. Дело в том, что именно этот святой все время уходит из того места, где хранятся его мощи, по делам —  совершать чудеса, и в пути все время снашивает тапочки.  

…А еще спустя пару лет мы монашку увидели снова. И она опять летела к тому святому. Мы встретились все втроем на площади у трех вокзалов. Монашка просила помочь с контактами одного известного человека, с которым она когда-то вместе вращалась в высоких кругах, а также говорила, что ей срочно необходимо собрать большую сумму денег. Она сказала вещь, из-за которой любой бы человек на нашем месте очень сильно стал бы за нее переживать.

В это время к нам подошел нищий и попросил пирожок. Пока Серж ходил за пирожком, я заговорила с нищим, пытаясь узнать, нужна ли ему помощь.

И тут монашка изменилась в лице. Она в ужасе потребовала от нищего держаться от нее подальше, к ней ни за что не приближаться. А затем сама с гадливостью отскочила в сторону и смотрела на нас с нищим откуда-то из-за лавки с огромным неудовольствием и даже перекрестила расстояние между нами и ею.

Позже на сайте «ее» монастыря я прочитала, вроде бы, что сестры занимаются социальным служением. Её на групповой фотографии я не нашла.

В общем, вопрос с монашкой и тапочкой повис.

Продолжение: Прилетели

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.