Черное и белое

Эта картинка — опять из ленты в фэйсбуке. Красивая.

Но я тут подумала: для немузыкантов нужно было бы пояснить, что в картинке есть и философский смысл.

Девушка — белая Ля, молодой человек — черное Си-бемоль, которое находилось в принципе почти на октаву ниже (см. выдранные клавиши).
Каким-то странным образом эти двое все-таки встретились. Но ведь когда Ля и Си-бемоль звучат одновременно, это диссонанс — секунда. Секунда тем более странная, что их еще и разделяет целая октава.

Вот как это звучит (в какую октаву такое ни поместишь, все равно звучит опасно…)

Так что, наверное, эта картинка — не столько символ дня св. Валентина (каким она предстала в фэйсбуке), сколько демонстрация всем известного факта: как часто любовь зла, и козлы этим пользуются.

 

3 комментария для “Черное и белое”

  1. Здравствуйте, уважаемая Анна!
    Во-первых, с днём Счастья Вас! По радио известили, что с лёгкой руки ООН, впервые можем такой день отмечать!
    Теперь уж, во-вторых. Философский смысл… Позвольте, Анна, поразмышлять с Вами!
    В этой фотокомпозиции, с внешне милой, без диссонанса, атмосферой, автор таки поддался искушению (если это было осознано) выкинуть коленце, совместить не совместимое, — пусть зрители посочувствуют героям. Конечно, по большому счёту, не хочется драматизировать, воспринимать всерьёз тайный смысл композиции.
    И поэтому, позвольте, Анна, подбросить оптимизму в трактовку происходящего на полотне.
    Ведь события могли происходить следующим образом.
    Не раз приходилось слышать весёлому задорному тенору из первой октавы с благородным именем Си-бемоль и «Крейцерову сонату» Ля мажор, и пьесу «К Элизе» в Ля миноре. И каждый раз испытывал наш герой неведомую доселе гамму чувств, от восторженных до смутно-тревожных, влекущих вырваться к той, кто была зачинщицей его смятения.
    А нотке из соседней октавы с воздушным, светлым именем Ля, напротив, не давали покоя ни озарённая утренним безмятежным светом шопеновская мазурка в Си-бемоль мажоре, ни полнейший шквал эмоций, исходящий от 2-й рахманиновской сонаты в Си-бемоль миноре. При этом её уже не пугали, как ранее, россыпи диссонансов. Какое-то пробудившееся чувство подсказывало, за ними обязательно наступит торжественное разрешение её прежних сомнений.
    И вот, как мы могли и предположить, одним солнечным днём, а вполне вероятно, — лунной ночью каждый из них, решив покончить с диссонансным положением дел, ринулся навстречу к неизведанному. Отважный Си-бемоль в мгновение, одним прыжком преодолел путь в шесть полутонов, чтобы отозваться нотой Ми на гармоничном расстоянии от нежной Ля. Но не догадывался он, — навстречу ему, грациозно преодолев четыре полутона, ноткой Фа решила откликнуться самоотверженная Ля…
    О дальнейшей участи наших героев гадать не будем, — всё в их руках. Ведь вобрали они в себя уже многое: и радужную палитру Шопена, и космическое величие Рахманинова, и колоссальную искренность волшебного Чайковского!
    __________________________

    Солнце перевалило за экватор. Теперь оно на нашей стороне!

    Всего Вам доброго, Алексей С., Днепропетровск

  2. Как красиво, Алексей! Браво!!! Теперь уж тема не черно-белая, она расцветилась всевозможными красками!
    Рада Вас снова слышать. А солнце, да, теперь на нашей стороне. И Вам тоже — светлой весны!

  3. Алексей С., Днепропетровск

    Спасибо, Анна, за положительную оценку версии, растроган!
    Да, в фотографии сложнее передать динамику, причинно-следственную связь. И, думается, краеугольная задача фотохудожника – вложить свои ассоциации в творение менее двусмысленно, направить зрителя в нужное русло восприятия. Известен в фотографии девиз «Остановись, мгновение, ты прекрасно!». Но также известно, что в отличие от видов искусств, распределённых во времени (музыка, театр, кино, балет), у фотографии, как и у всего изобразительного искусства, нет этой временнОй степени свободы. Значит, здесь особое требование к гармонии, целостности, к интерпретации во времени.
    В случае с данным сюжетом ваш покорный слуга осмелился бы дать композиции дополнительное название — «Забвение». Они запечатлены в тот кульминационный момент, когда и для них время остановилось. Настоящее – основная ценность!
    Совершенно случайно к этому подтолкнула композиция А. Пьяццоллы «Oblivion» -(перев. с англ. — забвение).

    Всего Вам доброго!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.