История скрипичного искусства. Джеминиани

Книги о скрипкеИстория скрипичного искусства (оглавление)
Л.Гинзбург, В.Григорьев

— —

Глава III
ИТАЛЬЯНСКОЕ СКРИПИЧНОЕ ИСКУССТВО
XVI — XVIII ВЕКОВ

продолжение (см. начало главы)

— —

(На этой странице: ученик Корелли — «неистовый» Джеминиани, славившийся особенной выразительностью игры на скрипке, считавший, что «хорошая музыка выражает движения души, а плохая музыка — это музыка ничего не выражающая». — А.Б.)

— —

Франческо Джеминиани

Среди выдающихся итальянских скрипачей XVIII века выделилось два лучших ученика Корелли — Франческо Джеминиани, который внес огромный вклад в скрипичное искусство развитием выразительной стороны игры, и Пьетро Локателли — как смелый новатор в области скрипичной виртуозности.

Франческо Саверио Джеминиани (1687—1762) родился в Лукке. Город имел отличный театральный оркестр, здесь славились в ту пору городская капелла, капеллы архиепископа и древнего собора Санта Кроче. Учиться на скрипке Джеминиани начал в раннем возрасте у своего отца — скрипача городской капеллы и театрального оркестра (ум. в 1707). Затем последовали годы учения у К. А. Лонати в Милане и у А. Корелли в Риме.

В 1707 году Джеминиани заменил своего умершего отца в Луккской капелле, а затем стал ее руководителем. Позднее возглавил оркестр в Неаполе (1711), где играл на скрипке, альте. Здесь он брал некоторое время уроки композиции у А. Скарлатти. В 1714 году Джеминиани поселяется в Лондоне, где в короткий срок приобрел славу как ансамблист, концертирующий скрипач, педагог. Здесь он подружился с Генделем, возглавил оркестр во время исполнения его сочинений, дирижировал ими, неоднократно играл с Генделем в различных придворных и других концертах. Их объединяло сходство взглядов на проблемы музыкальной выразительности, предназначения музыки; не исключено и взаимное влияние их творчества, особенно инструментального.

Джеминиани пользовался большим успехом не только в Лондоне, но и в Ирландии, сыграв значительную роль в формировании английской скрипичной школы. Среди его учеников были Ч. Ависон, Дж. Клагг, М. Фестинг и наиболее известный из них Мэтью Дюбург (1703—1767), долгое время работавший в Дублине (где его частым гостем бывал Джеминиани), а затем в Лондоне.

В 1731/32 году Джеминиани провел в Лондоне цикл из двадцати концертов, в которых исполнял в основном собственные сочинения. В 1733 году он открыл концертный зал в Дублине. Неоднократно выступал Джеминиани и как дирижер. Имеются сведения о его посещении Парижа уже в 1740 году; во всяком случае, француз­скую столицу он посещал с 1749 по 1755 год. В 1754 году в Париже был поставлен его балет «Заколдованный лес» по сюжету Тассо (музыка опубликована как concerto grosso в 1756 году). Продол­жая активную деятельность в Лондоне, Джеминиани в 1758 году начал издавать журнал «The Harmonical Miscellany», где публико­вал и свои сочинения. Но сумел выпустить только два номера.

В 1759 году Джеминиани принимает приглашение графа Белламоунта занять место концертмейстера в его капелле — одной из лучших капелл Ирландии. До последних лет жизни он много играл, преподавал, сочинял музыку, писал музыкально-педаго­гические труды. В 1760 году он поселился в Дублине, где жил его ученик и друг М. Дюбург. 3 марта этого же года состоялся его последний концерт. В 1762 году итальянский скрипач в бедности закончил свой жизненный путь. За долги была продана его картин­ная галерея.

Игра Джеминиани отличалась особой выразительностью, бо­гатством динамических красок, необычайной живостью и темпера­ментностью. Не случайно Тартини называл Джеминиани «неисто­вым» («il furibondo Geminianb). Это определение, по-видимому, в равной мере относилось к нему как исполнителю и как композито­ру. Образная яркость, отличавшая его игру, была органично свя­зана с образностью музыкального мышления Джеминиани.

По рассказу его французского современника виолончелиста Ш. А. Бленвиля, Джеминиани, сочинявший обычно со скрипкой в руках, мысленно рисовал себе картины, сильно волновавшие его чувства и воображение: когда ему надо было сочинить нежное и патетическое адажио, он «уходил в себя», представляя себе са­мые большие несчастья — смерть детей, отчаяние жены, пожар своего дома, что он покинут друзьями. Эти картины вызывали в нем сильный аффект, тогда он брал скрипку и предавался импровиза­циям.

Наиболее ранним сочинением Джеминиани были Двенадцать сонат для скрипки без сопровождения — жанр необычный для того времени. Они были созданы в Италии во время его обучения в 1705 году и опубликованы в Болонье. В чем-то их язык близок поискам Локателли. Некоторые сонаты (например, B-dur) содер­жат довольно развитые скрипичные фуги.

В 1716 году в Лондоне выходят его Двенадцать сонат для скрипки с басом op. 1, написанные, видимо, также в Италии. Они отражают влияние сонат Корелли. Джеминиани счел нужным их переиздать в 1739 году с «добавлением украшений и аппликатуры». Это было вызвано, вероятно, тем, что к тому времени традиции орнаментирования стали утрачиваться, а с ними был связан стиль медленных частей, усиление мелодической выразительности, импровизационность. Исполнение подобного рода украшений тре­бовало не только вкуса и чувства меры, но и технической сноров­ки, подвижности левой руки, пальцевой беглости и т. п.

Говоря о технике в сонатах op. 1, нельзя также не отметить до­статочно сложных задач в отношении двойных нот, особенно в быстрых фугированных частях. Об этих частях Ч. Бёрни, слышав­ший Джеминиани в Лондоне и называвший его «большим масте­ром скрипичной игры», писал, что лишь немногие могут их сыграть, однако все знатоки признают, что они разработаны более мастер­ски, чем фуги Корелли. В дальнейшем Джеминиани еще раз вер­нулся к этим сонатам, переработав их в 1750 году в трио.

К этому времени кореллиевские влияния на творчество Дже­миниани постепенно уступают воздействиям Генделя. Об этом можно судить по Двенадцати сонатам ор. 4 для скрипки и баса continuo итальянского мастера, изданным в 1739 году. Здесь почти исчезают фугированные быстрые части, столь характерные для Корелли и для op. 1 Джеминиани. А. Мозер приводит убеди­тельные примеры приближения Джеминиани к Генделю в отноше­нии музыкального языка сонат, хотя не исключено и обратное влияние. И эти сонаты переработаны в concerti grossi в 1743 году.

Одной из лучших скрипичных сонат Джеминиани является Соната c-moll, дошедшая до нас в редакции Ф. Давида. Она со­стоит из выразительного и распевного Largo, фугированного Allegro moderato, лирической Сицилианы и подвижного финала — Allegro ma non troppo. В ней используются техника двойных нот, «переброски» смычка, арпеджио, аккорды. Танцевальные обозна­чения частей (Сарабанда, Жига, Сицилиана и др.) применяются реже темповых, хотя жанровый элемент порой проявляется в быст­рых частях с темповыми обозначениями.

Concerti grossi Джеминиани продолжают развитие жанра, столь разработанного уже его учителем Корелли. Значительный интерес представляют переработанные им в 1726—1728 годах в concerti grossi скрипичные сонаты Корелли (ор. 5); Джеминиани аран­жировал их для шестиголосного оркестра, подчас довольно сво­бодно обращаясь с кореллиевским текстом. Кроме того, он пере­работал в concerti grossi трио-сонаты Корелли ор. 3 и ряд своих скрипичных сонат. Его concerti grossi, специально написанные в этом жанре, входят в ор. 2, 3, 6 и 7. Чаще всего они написаны для смычкового оркестра с добавлением флейт и фаготов. Партия баса обычно поручается клавесину.

В concerti grossi Джеминиани сохраняется основной принцип жанра — сопоставление concertino и concerto grosso. Композитор широко использует в них имитации и фугированную фактуру. В поздних изданиях своих concerti grossi (как это было и с сонатами) Джеминиани в медленных частях добавляет большое коли­чество украшений, что усиливает изящество и пластичность музыки.

Склонность Джеминиани к теоретическим и методическим обоб­щениям своего практического опыта и многолетних наблюдений проявилась в целом ряде написанных им дидактических трудов. Ранний вариант «Скрипичной школы» Джеминиани появился в виде анонимного издания в Лондоне в 1731 году.

В 1740 году появилось анонимное лондонское издание основно­го педагогического труда Джеминиани «The art of Playing on the Violin…» («Искусство игры на скрипке…») op. 9. Он был переиздан, уже с обозначением автора, в Лондоне в 1751 году, а в следующем году — в Париже на французском языке. (Факсимильное воспро­изведение этого издания с предисловием Д. Бойдена появилось в Лондоне в 1951 году. Д. Бойден рассматривает издание 1751 года как первое, что не соответствует фактам. В дальнейшем цитаты приводятся по изданию Бойдена.)

Этот лаконично составленный педагогический труд Джеминиани, в котором ясно выражены его эстетические позиции, состоит из теоретической части и практической. Из предисловия следует, что сочинение это предназначено для подвинутых скрипачей, которых автор призывает следовать естественным красотам и натуральности человеческого пения вместо того, чтобы заниматься звукоподражательством и «внешними эффектами».

«Цель музыки,— пишет он во Введении,— не только в том, чтоб услаждать слух, но и в том, чтобы выражать чувства, возбуждать воображение, воздействовать на разум, управлять страстями. Искусство игры на скрипке заключается в умении придать инструменту тон, способный соперничать с самым совершенным человеческим голосом, и в исполнении каждой пьесы с точностью, верностью и тонкостью выражения, соответственно истинной цели музыки».

Касаясь орнаментики, принципов расшифровки сокращенно записи медленных частей, Джеминиани пишет: «То, что называют обычно хорошим вкусом в пении или игре, было здесь понято несколько лет тому назад как уничтожение точной мелодии и намерений композитора. Существует предположение со стороны многих людей, что настоящий хороший вкус не может быть приобретен никакими правилами искусства, являясь особым даром природы, присущим только тем, у которых есть хороший слух, но так как большинство мнит себя обладателем этой привилегии, то отсюда вытекает, что каждый, кто поет или играет, ни о чем столько не думает, как о постоянном выполнении некоторых пассажей и излюбленных украшений, и воображает этим способом прослыть хорошим исполнителем, не замечая того, что задача играть с хорошим вкусом заключается не в частых пассажах, а в выявлении стремлений композитора с силой и изяществом».

В своих эстетических воззрениях Джеминиани придерживал того направления, представителями которого в XVIII веке были наряду с ним такие музыканты, как Ф. Куперен, И. Маттезон, И. Кванц, Ф. Э. Бах, Л. Моцарт, Дж. Тартини, Л. Боккерини. Взгляды этих музыкантов нашли свое обобщение в так называемой «теории аффектов». Отражая прогрессивное стремление к «соот­ветствию музыки и аффекта», то есть к содержательной музыке, сторонники теории аффектов нередко эту связь трактовали примитивно-прямолинейно. Отсюда вытекало несколько наивное и механическое толкование мелодической орнаментики в «Школе» Джеминиани, который пытался каждое украшение (а к ним он, подобно Тартини, относил и вибрацию) или характер его исполнения связать с определенным чувством (аффектом).

Так, о морденте Джеминиани пишет следующее: «Он пригоден для выражения различных чувств, например, если он исполняется с силой и длительно, он выражает ярость, гнев, решимость и т. д. Если играть его менее сильно и короче, он выражает радость, удовлетворение и т. д. Но если вы сыграете его совсем тихо и раз­дувая ноту, он может означать ужас, страх, горе, рыдание и т. д. Исполняя его коротко и нежно, раздувая ноту, вы можете выразить страсть и веселье».

О вибрации (tremolo): «Она [вибрация] не может быть записа­на в виде нотных примеров. Выполняя ее, вы должны крепко при­жать палец к струне инструмента и привести в движение кисть, не спеша и равномерно повышая и понижая [звук]. Если она [вибрация] длится долго при приближении смычка к подставке, звук раздувается и заканчивается сильно, [это украшение] может выразить величественность, достоинство и т. д. Но выполняя его короче, слабее и нежнее, можно воплотить любовь, благоговение и т. д. Будучи же воспроизведено на коротких нотах, оно лишь способствует более приятному звучанию, и поэтому им надо поль­зоваться как можно чаще». И все же, при всей наивности этих рекомендаций, Джеминиани исходил из верного основного тезиса: «хорошая музыка выражает движения души, а плохая музыка — это музыка ничего не выражающая».

Джеминиани одним из первых вводит в свою «Школу» динами­ческие нюансы — crescendo и diminuendo, хотя и не применяет этих терминов, а обозначает их особыми наклонными линиями от ноты к ноте: линия, идущая вверх с утолщением, обозначает усиле­ние звука, а с утончением и вниз — ослабление. Можно заметить, что это весьма напоминает уже современные нюансировочные «вилочки».

Обозначает он и выразительный прием «раздувания» звуков и фраз: звук должен начинаться тихо и равномерно усиливаться до его середины, а затем ослабевать до конца. Движение смычка должно быть непрерывным. Встречается и обозначение subito piano, когда после линии crescendo на следующей ноте Джеминиани ставит знак piano.

О динамических обозначениях forte и piano он пишет: «Они безусловно необходимы для того, чтобы передать выразительность

мелодии: ведь всякая хорошая музыка должна быть подражанием прекрасной речи, и эти два украшения имеют целью передать зву­чание голоса, который усиливается или затихает во время речи».

Что касается постановочных указаний и техники, можно отме­тить следующие моменты. Скрипку Джеминиани советует держать на ключице слева от подгрифа (а не справа, как это было приня­то ранее). Смычок держится «свободно, удобно и без судорожности», пальцы находятся на трости на расстоянии примерно 10 сантиметров от колодки. «Движение должно исходить из кисти и из локтя, когда играют ноты в быстром темпе, и весьма незначи­тельно или даже совсем без участия плечевого сустава», а в про­цессе звукообразования «играет роль не тяжесть всей руки, а дав­ление на смычок первого пальца. Одной из главных красот скрипки является расширение (или увеличение) и смягчение звука; это осуществляется надавливанием смычка на струны первым паль­цем в большей или меньшей мере». Как видим, рекомендации весь­ма прогрессивные для того времени.

Положение левой руки на грифе в первой позиции определя­лось от четвертого пальца на струне Соль, берущего ноту ре, к первому пальцу на струне Ми, берущему ноту фа (так называемый «гриф Джеминиани»), что объясняется в определенной степени меньшей мензурой, чем у современных скрипок, хотя в целом рука находится здесь не в самом благоприятном положении.

Первоначальные навыки игры он советует вырабатывать в условиях раздельной постановки рук, ставя сначала пальцы на гриф без смычка. Джеминиани рассматривает семь позиций, уделяет достаточно внимания их смене, продвижению руки вдоль грифа. Характерно, что он дает двойную аппликатуру хроматических гамм (скользящую и последовательную).

Значительное место отведено изучению двойных нот (от прим до октав) в гаммах. Хорошо разработана и техника штрихов —] détaché, legato и их комбинации, острые штрихи, staccato. Джеминиани отвергает устаревшее правило, предписывающее ноту, приходящуюся на сильную долю, играть обязательно смычком вниз (что было принято во французской, а затем английской школе в связи с балетным искусством).

Весьма любопытны упражнения, способствующие развитию импровизационной стороны игры. Так, он предлагает различные ритмические мелодизированные варианты исполнения гамм, показывая, как можно «разукрасить» простую последовательность. Для той же цели приводятся девять гамм в двойных нотах, украшенных варьированием.

Для развития навыков чтения с листа Джеминиани приводит упражнения на изучение семи позиций с модуляциями: «Я уверен, что модуляции в этих позициях, будучи весьма трудными, являются, однако, крайне полезными, так как хороший скрипач обязан исполнять чисто и верно всякое предложенное ему произведение, но тот, который никогда не играл другой музыки, кроме каш в простых и приятных модуляциях, если ему приходится играть с листа, не может не выявить своей несостоятельности».

«Школа» не ограничивается чисто дидактическим материалом и заканчивается музыкальным — двадцатью четырьмя этюдами для скрипки с басом и двенадцатью пьесами, в которых обобща­ются и закрепляются все виды техники, решаются и музыкально-выразительные задачи. Так, в этюде № 21 приводится девятна­дцать штриховых и ритмических вариантов в арпеджио, в этюде № 23 разрабатываются двойные ноты, в этюде № 24 даются различные штрихи в достаточно сложных ритмических вариантах (предварительно поясняется их исполнение на открытых струнах).

Кроме Скрипичной школы Джеминиани созданы «Правила игры с верным вкусом на скрипке, немецкой флейте, виолончели и клавесине» (1739), «Гармоническое руководство или гармони­ческий словарь. Подлинно верный путеводитель по гармониям и модуляциям…» (1742), «Искусство аккомпанемента и новый верный способ расшифровки цифрованного баса на клавесине» (1755/56), «Искусство игры на гитаре или цитре, содержащее различные сочинения с виолончельным или клавесинным басом» (1760). Уже этот перечень показывает, насколько разносторонним музыкантом был Джеминиани.

Франческо Джеминиани вошел в историю скрипичного искус­ства как выдающийся скрипач, талантливый композитор, одарен­ный педагог, мыслящий музыкант. Вклад, внесенный им в скри­пичную культуру, заслуживает тем большего внимания, что зна­менует собой завершение предклассического периода и непосред­ственную подготовку классического периода данной области музыкального искусства.

Скачать ноты произведений Джеминиани

Книги о скрипкеИстория скрипичного искусства (оглавление)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.