В.С.Нечаева. Ода шоколаду

Стихотворения В.С. Нечаевой

.

Ода шоколаду

посвящается драгоценной памяти «Золотого ярлыка»

.

Бывало, славили поэты,

Подарком Вакховым согреты,

Благословенное Аи*,

И гимны в честь него слагали

И шли не ведая печали

Их младости златые дни.

Дар благодатный, дар бесценный,

О шоколад благословенный!

Тебя в стихах я петь хочу,

И робким строем новых песен

Тебе, да будешь всем известен,

Я дань признательно плачу.

В те дни, когда мы с свежим рвеньем

По всем усадьбам и именьям

Следов искали старины,

Оград узором восхищались,

Чрез окна во дворцы взбирались,

Не видя в том большой вины;

Когда бродя в старинном парке,

Под сенью лип, под сводом арки,

Мы полны были смутных дум,

И перед нами оживало

Дней Александровых начало

Под мерный листьев шелест, шум;

Когда зари закатной пламень

На всем алел и старый камень

Колонн и статуй оживлял,

И парк, пронизанный лучами,

Горя вечерними огнями,

В прозрачной дреме застывал,

Мы вместе с заревом закатным

Тогда спешили в путь обратный

Через леса, поля, холмы,

И край для всех обетованный

Так долго, жадно мною жданный

Всегда здесь вспоминали мы, –

Кто как не ты, товарищ верный

Наш скромный спутник, друг примерный,

О неизменный шоколад,

Скреплял своею сладкой данью

И радость светлых ожиданий

И полный грусти взор назад.

Но вот иныя впечатленья

Совсем недавния мгновенья

Мне память быстрая живит.

Когда одна мечта отрада

Была мне сладость шоколада

Его столь милый сердцу вид.

Декабрь злится; вьюга воет,

И сад и поле снегом кроет

Стучится под моим окном,

Но шоколада ароматом

Примирена с моим пенатом

Сижу за письменным столом.

Передо мною в беспорядке

Лежат измятыя тетрадки,

В них мудрости словенской клад:

Об юсов* двух происхожденьи,

Согласных звуков измененьи

Оне внушительно гласят.

Но перечень всех истин важных

О кратких гласных и протяжных

Не уместит и целый лист,

Как произносят носовые,

Как чередуются зубные

И чем нам важен аорист*…

Часы бегут… В уме усталом

Уж мысли шевелятся вяло,

Тетрадка падает из рук,

Тогда к тебе, всех зол забвенье,

Во всех несчастьях утешенье,

К тебе я обращаюсь друг.

Один лишь ты в минуты эти

Со мною дружен в целом свете

О незабвенный шоколад,

В тебе я бодрость почерпаю,

О лучшем прошлом вспоминаю,

И снова мой светлеет взгляд.

Когда над бедной головою

Клубились тучи грозной мглою

И туч мрачнее жизнь была,

Наперекор воображенью,

Вперед без страха и сомненья

Я все же к будущему шла,

Не ты ли, друг, мне на подмогу

Спешил придти и прочь тревогу

С сомненьем пагубным прогнать,

И убаюкана, как сказкой,

Твоею нежной сладкой лаской

Могла я безмятежно спать. –

О шоколад! Ужель разлука

Нам суждена и долго в руку

Я снова не возьму тебя,

И примиряся в горькой доле

Ужели дней печальных боле

Не подслащу тобою я?

.

1918 г.

— —

Прим. А.Б.:

«Благословенное Аи»:

«АИ, нескл., ср. (франц. aï, по имени городка в Шампани). Сорт шампанского. «Кипит в бокале опененном аи холодная струя.» Пушкин». Толковый словарь Ушакова

— два юса, аорист: термины связаны, вероятно, с курсом старославянского языка, который проходила Нечаева.

Юсы — «название двух букв славянской азбуки, обозначавших в старославянском языке носовые гласные» (толковый словарь Ушакова).

Аорист — «грамматическая форма времени, свойственная ряду языков (греческому, древнеиндийскому, старославянскому, древнерусскому и др.), обозначающая действие, законченное в прошлом, например старослав. положихъ — «я положил» (…) (БСЭ)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.