Сергей Турко — предисловия

Сержкниги

Сергей Турко

Предисловие

к книге В. Летуновского

Наука побеждать
Менеджмент по Суворову

Создавать себе идеалы и подражать им — в природе чело­века. И дети, и взрослые склонны хотя бы время от вре­мени вспоминать про какую-то выдающуюся личность — актера, героя книги, царя или полководца, на которую им хотелось бы походить, чьи качества — смелость, ум, красо­та, находчивость — могли бы быть образцом для изучения или подражания. Есть герои универсальные — например, Супермен или Илья Муромец, но чаще мы выбираем об­разец в рамках определенной профессиональной области. Скажем, космонавт скорее повесит на стену портрет Гага­рина или Королева, физик — Теслы или Эйнштейна, писа­тель — Пушкина или Толстого.

Менеджмент по сути весь основан на обобщении опыта великих лидеров: Джека Уэлча, Ли Якокки, Генри Форда, Альфреда Слоуна, Ричарда Брэнсона, Тайити Оно. Посколь­ку менеджмент как дисциплина возник в США, а экономика этой страны уже давно — крупнейшая в мире, неудивитель­но, что среди героев управления и бизнеса так много аме­риканцев: Билл Гейтс, Стив Джобс, Уоррен Баффетт, Питер Линч, Дональд Трамп, Сэм Уолтон, Джефф Безос. Если не­много подумать, можно вспомнить и имена великих руко­водителей из Японии, Великобритании, Германии, реже — Франции или Италии. А вот воскресить в памяти пример выдающегося русского руководителя сложнее. Назвать кого-то из партийных деятелей СССР язык вряд ли повернет­ся — хотя, невзирая на идеологическую составляющую, эф­фективные руководители в советские времена, конечно же, были. Кто-то может возразить, что наш опыт свободного предпринимательства еще очень мал — какие-то 20 лет, поэтому своих героев бизнеса мы еще не успели вырас­тить. Это не совсем так: среди ныне живущих предприни­мателей достаточно интересных людей, но насколько они могут служить авторитетами для будущих поколений, по­кажет время.

Но уже сейчас хочется больше внимания обращать на свои особенности, свою историю, свои примеры. Речь здесь идет не о квасном патриотизме, и дело не в преумень­шении достижений Запада или Востока — этим мы наелись еще в советские времена. Просто при любом раскладе свое всегда ближе. В генеральной перспективе Илья Муромец всегда будет нам роднее, чем Человек-паук, русский изо­бретатель быстрее вспомнит про Кулибина, чем про Эди­сона, политик с большей вероятностью будет опирать­ся на опыт, как положительный, так и отрицательный, Петра I, Екатерины Великой или Сталина, чем Джорджа Вашингтона или Уинстона Черчилля. Хотя законы менед­жмента универсальны, практика всегда имеет националь­ную специфику.

Знать и помнить мировой опыт необходимо, но забы­вать при этом о собственных достижениях совершенно не­приемлемо. За примерами далеко ходить не надо — любой народ, любая страна в первую очередь ищут себе героев из своей среды. И хотя американцы в курсе наших дости­жений в космосе, при случае они вспомнят все-таки Арм­стронга, а не Гагарина. Здесь есть что-то неуловимое, свя­занное с уверенностью. Если акцентировать внимание толь­ко на чужих достижениях, сложнее поверить в собственные силы, понять, что мы сами тоже можем достичь больших высот. Знание, что у нас есть свои великие люди и в архи­тектуре, и в живописи, и в литературе, и в военном деле, лишний раз доказывает, что при должном упорстве возмож­но все. Особенно это актуально в кризисные времена, ведь русские во всем мире известны в том числе и своей способ­ностью выбираться из самых сложных ситуаций, решать самые трудные, иногда вообще неразрешимые задачи.

В этом контексте обращение к управленческому опыту Александра Васильевича Суворова очень своевременно. Ведь он не только образец суперрезультативности: более

60 крупных сражений — и ни одного поражения. Суво­ров отличался еще и поразительной эффективностью: по­тери живой силы у него всегда были значительно меньше, чем у противника. А при штурме Измаила на одного убито­го русского пришлось шесть солдат противника — результат совершенно неслыханный для осады, при которой обычно на каждого сраженного защитника приходится трое погиб­ших из числа нападающих. Кроме того, Суворов смог соз­дать уникальную «корпоративную культуру», особое отно­шение к дисциплине, обязательствам, обучению. Да и ли­дерский стиль у него был свой — заботливый, отеческий. Сложно найти в нашей истории столь же эффективного ру­ководителя, который при этом обладал бы таким высоким моральным авторитетом.

В этой книге впервые рассказывается о Суворове как о руководителе. Автор пытается переложить его рецеп­ты успешного боя и управления войсками в мирное время на язык современного менеджера. Мне, например, пока­зались весьма актуальными рецепты Суворова, касающие­ся подготовки и оттачивания навыков боя. Как сильно бы выиграли наши компании, если бы к обучению сотрудни­ков — например, менеджеров по продажам или операто­ров на телефоне — подходили бы с такой же дотошностью, как это делали в суворовских войсках! Или попытались раз­вить сценарное мышление, предполагающее постоянное прокручивание в голове вариантов действий противников-конкурентов и своего ответа на них. Насколько это правиль­нее слепого реагирования на проблемы по мере их посту­пления!

Тем не менее лично для меня биография Суворова ценна не столько его боевыми достижениями, сколько смелостью и упорством в отстаивании своих методов управления вой­сками в то время, когда руководство страны во всем слепо подражало западной практике Фридриха Прусского. У Су­ворова хватило мужества даже при отсутствии поддержки свыше идти своим путем, иногда даже ценой собственной карьеры. Примерно так же, по собственному разумению и наперекор всем, действовал и ученик Суворова Кутузов, когда, оставив Москву, обеспечил победу в войне с Напо­леоном. К сожалению, таких смелых людей в России мало и сегодня. Именно поэтому Суворов должен быть образцом для всех нас — ведь и сейчас, более 200 лет спустя после его ухода, наш человек по-прежнему склонен опускать го­лову перед каждым, у кого выше чин, круче тачка или толще цепь на шее.

В главной книге японских самураев «Хагакурэ» сказано, что каждый воин должен выбрать себе самурая, чья выучка и доблесть будут для него образцом совершенства. Но если такого идеального воина найти не получится, следует взять самое лучшее у тех, кто есть рядом, и создать себе некий синтетический образец для подражания. Если опыт Суво­рова не во всем будет вам близок — не беда, можно взять от него только то, что по душе, а остальные элементы «иде­ального руководителя» найти у кого-то другого.

Изучение жизни Суворова наглядно показывает, что при умелом руководстве русские люди могут показы­вать чудеса. К сожалению, это также означает, что неумелое руководство — источник всех наших бед. Впрочем, данный факт, я думаю, в доказательствах не нуждается.

Сергей Турко

Сержкниги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.