Январская запись

Смогла после праздников посмотреть на свои занятия со стороны. И стал ясен настрой записи декабрьской.

Тот «большой текст», которым я занималась — я тут посчитала — он действительно большой, примерно семьсот тысяч знаков. Я просто перегрузилась, работая над ним (тем более, что, опираясь на все нарытое в архивах, я боюсь в какой-то детали ошибиться по недостатку опыта). Надо на какое-то время текст отложить, чтобы на все эти оставшиеся недоделки и мелочи посмотреть свежим взглядом.

Эпопея с обманщиками, которой я также занималась в тот год, также, оказывается, привела к большому объему документов. Чиновничья машина породила кучу отписок, в которых легко было запутаться (и я один раз даже и запуталась, приходится теперь реестр составлять)) — что для меня весьма непривычно)).

Кроме того, ушедший год был для меня окончанием «Шоу Трумана». Кое-кто нечаянно снял с себя маску, и я всё увидела. Конечно, это редкая удача. Я ведь так и осталась бы в блаженном неведении до первого прозрения, которое могло быть и тяжелей, и опасней. Ну а о том, насколько больше на этом свете людей хороших и настоящих, чем картонных фигур и подлецов, и говорить не стоит.

Но перегруженность всем этим, вероятно, сказалась на моей недостаточной включенности в этот сайт. Но, кажется, сейчас в голове что-то проясняется. Прояснится ли насовсем? Посмотрим.

PS Читаю бабушкиного «Белинского». Это же поразительная вещь! Как многое напоминает наше время, хотя, вроде бы, фактура изменилась. И еще одну книгу сейчас смотрю — дневники инженера Дельвига, «крестного 32 железных дорог». Опять-таки поразительно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.