Анна Благая -

Posts Tagged ‘В. С. Нечаева’

Без рубрики

30/09/2011

Из военных документов ЦМШ

Tags:

Итак, несколько пожелтевших от времени листков, повествующих о том, как жила моя альма матер ЦМШ (Центральная муз. школа при Московской консерватории) во время войны. Как я уже писала, я обнаружила эти документы (к своему большому удивлению) в архиве моей бабушки, литературоведа В.С. Нечаевой в РГБ.

Фонд 792, папка  «Материалы, связанные с работой в Центральной музыкальной школе в Пензе (протоколы заседаний Совета содействия ЦМШ, план работы производственного сектора, докладная записка в Комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР и др. документы)». 1942 г.

Сначала красноречивый фрагмент из протокола заседания Совсода Центральной Музыкальной Школы 11 июня 1942 года — сначала на тетрадном листке рукой бабушки, а потом в машинописи:

Присутствовали: т.т. Лобко, Нечаева, Романова, Цветкова

Слушали:

1.Вопрос об оборудовании газоубежища и др. мер противохимической обороны. Сообщение т. Лобко

Постановили:

1. Обратиться к администрации ЦМШ с настойчивой просьбой о быстрейшем оборудовании под бомбоубежище предоставленный ЦМШ подвал, так как в противном случае подвал может быть передан другой организации. До оборудования своего бомбоубежища необходимо договориться о пользовании бомбоубежищем Южного штаба. Кроме того необходимо: а) снабдить детей аварийными мешками и первыми противохимическими средствами, марлевыми повязками и содовым раствором. б) снабдить бомбоубежище аптекой и кипяченой водой. в) Провести работу с педагогами и старшими школьниками о поведении во время воздушной тревоги. г) Закрепить персональные посты и обязанности ответственных лиц. д) вывесить правила поведения во время тревоги и списки ответственных и прикрепленных к ним детей. Совсод констатирует наличие растерянности администрации во время последней воздушной тревоги и длительное пребывание детей в коридорах интерната.

Читая это, я очень живо представила себе ситуацию и в который раз подумала, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и что никакое начальство никогда не сможет решить проблему так, как сами люди.

А вот еще один текст (бабушка писала ранее в том же 1942 году):

Одной из особенностей существования ЦМШ в Пензе является близкое участие в жизни школы коллектива родителей учащихся. Покинув вследствие эвакуации Москву и опасаясь потерять связь с детьми, родители – в огромном большинстве матери – поселились в Пензе. Совершенно естественно они не могли удовлетвориться заботами только о своих детях. Стремление оказать помощь детям, не имеющим родителей в Пензе, помощь школе в целом – вот что руководило и руководит деятельностью родителей, объединившихся вокруг школы.

Матери учеников составили основные кадры школьных работников по воспитательной, медицинской, хозяйственной и санитарно-технической части. Родители, работающие в других учреждениях города, отдают свой досуг школе, помогая ей в той или иной области. Выбранный в феврале Совсод, совместно с Месткомом, участвовал в проведении ряда мероприятий, служащих к улучшению бытовых условий жизни детей, организовал ежедневные дежурства родителей в интернате в помощь дежурному педагогу, а также озаботился улучшением условий существования всей массы родителей (организация питания).

Поле деятельности для родителей в школе огромно и на нем могут найти себе место как люди разнообразных специальностей, так и не имеющие специальностей, но одаренные главным: любовью к нашим детям и желанием оказать им посильную помощь. Суметь направить на пользу школы и исчерпать все те силы и возможности, которые заключает в себе коллектив родителей – коллектив, для которого дело школы самое родное и кровное дело – задача администрации школы. Дружная совместная работа администрации, педагогов и родителей несомненно поможет поставить на должную высоту жизнь и работу ЦМШ и с честью преодолеть выпавшие на ее долю трудности.

Один из последних документов в папке свидетельствует о том, что среди учеников ЦМШ стали встречаться случаи малярии и цээмшовские мамы обдумывали переезд всей школы в другое место. Бабушка стала председателем того самого Совсода и писала по поручению всех письмо в Совнарком. Дальше мне ничего не известно.

Известно только одно — все выжили. И поэтому — спустя целую эпоху — я все-таки появилась на свет.

Без рубрики

28/09/2011

Нечаева / и ЦМШ во время войны

Tags:

Тем временем мои работы с архивом (в зале с надписью «на благое просвещение») понемногу продолжаются.

Недавно, к моему удивлению, нашла в архиве Нечаевой документы, проливающие свет на историю ЦМШ во время войны.

В 1941-м бабушка оставила свой пост в Ленинской библиотеке и поехала в эвакуацию не туда, куда эвакуировали Ленинку, а в Пензу, куда была эвакуирована ЦМШ (чтобы быть рядом с сыном — моим папой). Тут тоже пришлось бабушке задействовать свои организаторские способности: она стала секретарем, а затем председателем Совета Содействия ЦМШ. Эта организация была создана мамами учеников (в том числе, получается, моей бабушкой и мамой Л. Бермана), поскольку администрация школы тогда не справлялась в должном объеме со своими обязанностями, в частности терялась во время воздушных тревог и не могла обеспечить безопасности людей.

Я читала протоколы собраний Совсода, записанные бабушкой. Вот чем она и другие цээмшовские мамы тогда занимались: надо было построить такую систему, чтобы всем ученикам давали поровну еды; чтобы не распространялась малярия; застолбить для школы помещение под бомбоубежище, обеспечить учеников средствами защиты от хим. атак, продумать распорядок действий при воздушных тревогах…

Я постараюсь позже переписать фрагменты из этих документов.

UPD Переписала.

Без рубрики

10/06/2011

Нечаева

Tags:

Мало-помалу выплывает передо мной портрет бабушки Нечаевой.

Сейчас я хочу выложить документ, который рассказывает о последнем периоде  ее жизни. Этот документ мне недавно дала мама. Из него следует, что когда бабушка (самоотверженно трудившаяся начиная с 6-го класса гимназии и не представлявшая себя без работы) прямо в день выхода на пенсию (совпадение ли?) упала и сломала шейку бедра, лечебные учреждения отнеслись к ней как к бомжу, в медицинской помощи ей отказали.

Родственники бились, чтобы что-то для нее сделать, и безрезультатно. Наконец папа отправил письмо одному мед. чиновнику, описал ситуацию. Чиновник, видимо, все-таки помог. По крайней мере бабушка была наконец все-таки помещена в больницу Академии наук.

(Правда, там она вскоре умерла непонятно от чего. Больше всего похоже по описаниям, что ухода там за ней не было).

Выкладываю то письмо, отпечатанное еще в те времена машинисткой; тем, кто изучает архивы В.С. Нечаевой (а я теперь знаю, что такие люди периодически попадают на мой сайт), ее личная судьба может быть небезразлична.

Файл PDF, 1,18 Мб.

Без рубрики

25/02/2011

Распутываю сюжеты из прошлого

Tags: ,

В двух словах о моих последних приключениях. Я сейчас в каком-то смысле путешествую, правда не в пространстве, а во времени.

Тут уже мелькало где-то, что примерно месяц тому назад я решила разыскать в недрах Ленинской библиотеки (РГБ) архив бабушки Нечаевой, сданный нашей семьей в 1980-х. С тех пор я периодически возвращалась к этому «проекту», и в итоге пару дней назад оказалась в  отделе рукописей РГБ (кстати, над дверью туда есть надпись — «на благое просвещение», я, конечно, хмыкнула, ее увидев =)). Подержала в руках опись архива Нечаевой — основательное издание с именами хранителя, составителя, редактора, а также того человека, кто в 2009-м пересчитывал и сверял каждый листок архива. (Спасибо всем этим людям!) Всё очень серьезно! Одна опись составляет более чем 100 страниц.

Беглый просмотр «экспонатов» в архиве меня сильно заинтриговал. Письма от Бонч-Бруевича, И. Розанова, от родственников и потомков Чехова, Пушкина, Белинского, письмо от А.Г. Достоевской, выписка из тетради  А.Г. Достоевской «На смертный случай»… (ну и, разумеется, интенсивная переписка с внуком Достоевского — А.Ф. Достоевским, с которым бабушка Нечаева очень дружила, а заодно его автобиография (автограф), завещание, фотография с фронта и многое другое…) Письма от мюнхенского издательства Р. Пипер и К (на немецком языке, 1925-26). Письма от Андре Мазона (на французском, конечно, в 1927-м, 1939-м). 1956-й: резолюция по какому-то докладу Д.С. Лихачева. 1950-е: «Текстология русской литературы» — курс лекций, читанных для студентов МГУ. Записная книжка 1904-1912 гг. Пьеса о жизни Белинского, в 4 действиях. Неоконченные черновики книг: воспоминания о том, как бабушка создавала московский Музей Достоевского, о работе над исследованиями творчества Вяземского, Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Белинского… Это всего лишь разрозненные «артефакты», то, на что упал мой взгляд. А всего там 20 папок, количество листов — 14 584.

До того, как оказаться в отделе рукописей, я уже побывала в архиве РГБ (сотрудники которого были необычайно любезны со мной, а я, в свою очередь, прониклась к ним большим уважением, особенно к Л.М. Коваль, проделавшей колоссальную работу над «Книгой памяти Российской государственной библиотеки» — где, кстати, значится и бабушка —  и написавшая множество книг, которые я хочу изучить позже).

Я видела фотографии бабушки в юности (романтичнейшая барышня, окончившая частную женскую гимназию с золотой медалью, изучавшая искусство в Италии, окончившая с отличием Высшие женские курсы в 1916-17-м…) и в 1930-е (ударник второй пятилетки — именно в мужском роде! — человек, которому не на кого опереться, как только на самого себя…) Проглядела анкету, где бросилось в глаза, что в партию она не вступала (родственники мне потом это подтвердили — действительно не вступала, в течение всей жизни).

Вообще когда все это вот так узнаешь, «сюжет» за «сюжетом», возникает ощущение, словно читаешь увлекательный роман. С тайнами, интригами, переплетениями… И если по дедушкиной Благовской линии очевидно осталось много тайн, которые тайнами и останутся (он же просил написать на могиле: «в небо закинуты ключи»), в том числе касательно предположительного родства с Рюриком (о чем один из членов семьи оставил какие-то туманные упоминания, см. книгу Н.В. Благово «Шесть столетий…»)

…то, получается, бабушкина история интересна не меньше. А потом, мне было бы просто любопытно почитать эту ее переписку с разнообразными персонажами.

Собственно,  я так и поступлю — периодически (когда будет время) буду наведываться в РГБ в зал с надписью «на благое просвещение» ))

— —

UPD 2016

С тех пор прошло около пяти лет. С тех пор многое и многое изучила я в бабушкином архиве и в других архивах. Нашлась машинопись бабушкиных воспоминаний, сделанная еще при папе (она находится в одном из государственных архивов), а затем один из экземпляров, несколько отличающийся от него, нашелся и у нас, но я заново перепечатала текст по рукописям, которые прежде казались мне разрозненными. Оказалось очень много работы. Но я не жалею о потраченном времени.