Анна Благая -

Тема с вариациями

Скрипичная азбука

Тема с вариациями

Если вы когда-нибудь смотрели фильм «День сурка» с Биллом Мюрреем (или «Осторожно, двери закрываются!», «Эффект бабочки», «Назад в будущее»…), то вы уже знаете, что такое тема с вариациями.

В этих фильмах с каждым изгибом сюжета видоизменяются образы героев или обстоятельства, в которые эти герои попадают, но при этом кое-что обязательно остается неизменным.

Где бы ни происходило действие – в настоящем, прошлом или будущем – на врагов Марти МакФлая все равно опрокидывается прицеп с навозом; героиня Гвинет Пэлтроу в обоих вариантах развития событий знакомится со своим будущим бойфрендом; обозреватель погоды Фил Коннорс снова и снова просыпается в гостиничном номере городка Панксатони в День сурка 2 февраля, и большую часть событий, которые ждут его в этот день, он уже выучил наизусть, хотя благодаря его вмешательству они «звучат» каждый раз по-новому.

Примерно по такому же принципу (не буквально, конечно:) строятся и музыкальные вариации, только в них превращениям подвергается музыкальная тема. В каждом варианте (=вариации) она расцвечивается всё новыми красками, а в идеале — еще и поворачивается всё новыми гранями, обретает всё новые черты (в этом случае следить за ее метаморфозами не скучно).

Пьесы, написанные в форме темы с вариациями — просто находка для скрипачей-виртуозов, которым выгодно блеснуть, представив слушателю сразу всё, на что они способны (флажолеты, двойные ноты, аккорды, пассажи, разнообразные блестящие штрихи…)

Хотя, конечно, задача перед исполнителем здесь не только техническая. Ведь хорошие вариации предполагают разнообразие еще и художественных красок, образов, характеров, настроений: здесь нужно быть одновременно скрипачом, художником и артистом, уметь перевоплощаться.

Вариации Паганини, Эрнста, Хандошкина

Паганини очень любил вариации. Уже в первом своем сольном концерте, который он дал в возрасте 11 лет, он сыграл в том числе и собственные вариации на революционную песню «Карманьола». Позже Паганини сочинил множество вариаций на романтические темы: среди них «Ведьма» на тему из балета «Свадьба Беневенто» Зюсмайра, «Молитва» на одной струне на тему из оперы «Моисей» Россини, «У очага уж больше не грущу я» на тему из оперы «Золушка» Россини, «Сердечный трепет» на тему из оперы «Танкред» Россини, «Как сердце замирает» на тему из оперы «Прекрасная мельничиха» Паизиелло. Самые «бронебойные» по технике паганиниевские вариации — на тему английского гимна «Боже, храни королеву!»

Знаменитый 24-й каприс Паганини, кстати, тоже сплошь состоит из вариаций. Тема каприса — дерзкая, бунтарская — несомненно должна была в свое время прийтись по вкусу карбонариям. За ней следуют вариации, раскрывающие потенциал темы с разных сторон. Первая — каскадами ниспадают сверкающие бусины летучего стаккато, вторая — заплетается сумрачное минорное кружево бариолаж с острыми акцентами, третья — лирическая печальная мелодия, исполненная глубокими октавами на баске. И далее еще семь вариаций,  включая вариации терциями и децимами, аккордами и пиццикато левой рукой, и финал из арпеджио и ломаных аккордов, образующих как бы несколько «террас». Все это надо не просто сыграть, а выстроить по форме, чтобы слушатель ощущал себя так, словно его ведут по анфиладам одного и того же здания: должно быть развитие, движение вперед и убедительное завершение.

Другой знаменитый виртуоз прошлых эпох, Генрих Эрнст, тоже не мог пройти мимо жанра темы с вариациями. Он оставил нам «Последнюю розу лета», которой сейчас (вместе с «Боже, храни королеву!») пугают начинающих скрипачей, да и публику заодно. Эта чрезвычайно сложная в исполнении вещь написана на тему одноименной шотландской песни на слова Томаса Мора. Те, кто не в восторге от технических «наворотов» «Розы», мстительно называют ее тупой по содержанию и бедной по музыке. Но они к «Розе» несправедливы. Ведь главное для вариаций в ней есть — прекрасная тема. Есть и сюжет, который вполне способен подпитать воображение. Если вчитаться в слова песни «Tis the last rose of summer», а потом поработать над образом, фразировкой, параллельно послушав эту же песню в других традициях (в исполнении Clannad, например…  или оперной дивы Лили Понс, или Дины Дурбин…) — тогда игра с этой пьесой будет совсем другая. Но чтобы она доставила удовольствие, надо, конечно, подчеркивать тему, играть ее красивым звуком несмотря на все обернутые вокруг нее пассажи и рикошеты. То есть надо ее все-таки именно петь

«Русский Паганини» Хандошкин тоже был поклонником виртуозных вариаций. В качестве темы он брал русские народные песни, которые приобретали под его пальцами новый, казалось бы несвойственный им блеск и колорит. Песня «Во поле береза стояла» звучала у него темпераментно и почти бунтарски, — о такой ее природе мы бы без Хандошкина, наверное, и не догадались.

Философские вариации

Не только самые виртуозные, но и самые глубокие по содержанию скрипичные произведения («Фолия» Корелли, «Чакона» Баха) написаны в форме вариаций.

Философский потенциал вариаций велик потому, что ведь и сама жизнь многовариантна. И хотя в реальности нам приходится выбрать лишь один из существующих вариантов (то есть мы лишены возможности увидеть жизнь во всем ее многообразии), в музыке можно поступить иначе. Наблюдая за тем, как развивается в разных плоскостях одна и та же тема, мы можем прийти к множеству интересных мыслей и даже — кто знает? — пожалуй, лучше понять устройство всего живого.

Оставить комментарий

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

XHTML tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>