Анна Благая -

Скрипичная азбука. «Слабо?»

Скрипка | Скрипичная азбука

«Слабо?»

Как-то шла я по консерватории (тогда я была еще ее студенткой) и вдруг вижу афишу, где сказано, что я, оказывается, играю через неделю в Рахманиновском зале «Последнюю розу лета».

«Последняя роза лета» — это, как известно, самое сложное виртуозное произведение для скрипки.  (Аналог «Исламея» на фортепиано). К тому моменту я еще никогда не играла и даже не выучила эту пьесу. Была только попытка чернового разбора. И вот через неделю (причем никакого обыгрывания) я должна ее играть перед публикой?

(Всего-то — сдать экзамен по китайскому языку, на котором не говоришь. Покорить вершину К2). 

Здравый смысл подсказывал, что совершенно незачем соглашаться прыгать выше головы, да еще в определенный срок, по расписанию, созданному не тобой (фраза на афише появилась по не зависящим от меня причинам, без моего ведома. И увидела я ее случайно. Я бы  могла узнать о ней за день до выступления, или вообще не узнать…).

Но я тогда была упрямым человеком. Это был вызов!  Вот висит афиша, все ее видят. И что я теперь — возьму и не приду? Или приду и сыграю другое? И что скажет народ? (Тогда меня, к сожалению или к счастью, волновали эти вопросы). Нет, это же ерунда какая-то! И вот я уперлась рогом, выучила эту пьесу и успешно ее сыграла.

Должна заметить, что несколько таких случаев, произошедших со мной в те годы (помимо моей воли), здорово двинули меня в виртуозности и  закалили.

Значительно позже, читая книгу Ауэра, я узнала, что есть такой метод проверки ученика — дать человеку задачу, заведомо превышающую человеческие возможности, и посмотреть, как он выкарабкается (об этом написано в конце вот этой страницы). Если справился — докажет, что «сделан из материала виртуозов». Правда, Ауэр  проводил эксперимент в «лабораторных условиях», подкладывал ученикам соломки, они »скакали через голову» в классе, в узком кругу заинтересованных лиц, у них не было риска «сорваться» прилюдно, и сама ситуация точно не была случайностью, а была мягко спрограммирована.

Как бы то ни было: сейчас прошло уже ой как много времени, меня уже не пугает ни «Последняя роза лета», с которой я с тех пор сдружилась, ни та ситуация и подобные ей в моей прежней жизни (в конечном счете, еще раз скажу, всё это оказалось мне на пользу, и сейчас я горжусь тем, что проявила характер и не сдалась — хотя с тех пор я бросила привычку кому-либо что-либо доказывать). 

Но рассказываю я эту историю вот почему.

Да, прыжки через голову здорово развивают. Но всё-таки они не должны стать основным способом передвижения по жизни, и всё-таки не надо допускать, чтобы опасный для жизни номер человек должен был показывать тогда, когда от этого зависит его доброе имя. Например, на экзамене, ответственном концерте… В этих случаях ученик должен выйти с лучшим, что он умеет делать. Причем с выученным  и обыгранным. Они для того и созданы, эти мероприятия. А если дать человеку неразрешимую задачу, аккурат к ответственному моменту, и чтоб он прилюдно выкарабкивался, да еще так ловко, чтоб никто ничего не заметил… Зачем ставить его в такое положение? Ведь он может и сорваться, и будет в том совсем не виноват, хотя публике этого не объяснишь. А  ведь мы хотим ему добра?

-

См. также: Скрипач

Оставить комментарий

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

XHTML tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>