Анна Благая -

Пьетро Антонио Локателли

Книги о скрипкеИстория скрипичного искусства (оглавление)
Л.Гинзбург, В.Григорьев

- -

Глава III
ИТАЛЬЯНСКОЕ СКРИПИЧНОЕ ИСКУССТВО
XVI — XVIII ВЕКОВ

продолжение (см. начало главы)

- -

(На этой странице: П.А. Локателли, скрипач-виртуоз, предвосхитивший достижения Паганини, автор знаменитого каприса «Лабиринт». - А.Б.)

- -

Пьетро Антонио Локателли

Другой выдающийся ученик Корелли — Пьетро Антонио Локател­ли (1695—1764) прославился как выдающийся виртуоз XVIII века, новатор в области скрипичной техники, во многом подготовивший появление Паганини.

Данных о его жизни очень мало. Он родился в Бергамо и, види­мо, там получил первые уроки игры на скрипке. Уже в ранней юности он отправился в Рим, чтобы совершенствовать свое искус­ство под руководством Корелли. Здесь он находился до 1714 года, а возможно, и несколько позднее. После концертов в Италии и Европе, где он приобрел славу виртуоза, Локателли поселяется в Амстердаме (ок. 1721 года). В 1721 году там выходит из печати его первый опус — Двенадцать concerti grossi, в которых заметно влияние стиля его учителя. Амстердам в это время был известным культурным и музыкальным центром Европы, где шла интенсивная концертная жизнь, приезжали знаменитые музыканты. Город славился как один из немногих центров нотопечатания, где издавалось большое количество и произведений итальянских композиторов.

В 1725 году Локателли занимает должность камерного музыканта в капелле принца Филиппа Гессен-Дармштадтского в Мантуе, затем служит у курфюрста Фридриха-Августа в Саксонии, выступает в Берлине и Касселе. После ряда концертных выступлений в Италии (в том числе в Венеции), Испании, Англии Локателли в 1729 (по некоторым сведениям — в 1732) году поселяется уже навсегда в Амстердаме. Здесь он занимается интенсивной концертной деятельностью как скрипач и дирижер, организует первые открытые публичные концерты, преподает, помогает изданию музыкальных произведений.

Судя по оставшимся в его наследии отпечатанным отдельным страницам произведений Вивальди, Тартини, Тессарини и других композиторов, Локателли корректировал текст и способствовал публикации сочинений своих итальянских коллег.

В 1738 году происходит встреча Локателли с А. Вивальди, ко­торый приехал в Амстердам, куда был приглашен не без инициа­тивы Локателли на празднование столетия основания местного театра. Вивальди написал для этого случая импозантный concerto grosso для десяти инструментов. На торжественном вечере он дирижировал сам; другими концертами, где были его сочинения, дирижировал Локателли. Они много музицировали вместе. Не исключено, что концерт Вивальди «У гробницы» мог повлиять на одноименную сонату Локателли.

Локателли называл себя «итальянским мастером музыки, жи­вущим в Амстердаме». Он живо интересовался музыкальной жизнью Италии, что сказывается в его сочинениях, отражающих новые веяния, особенно связанные с венецианской оперой. Локателли занимался и педагогической деятельностью. У него было много учеников, и он воспитал ряд профессиональных скрипачей. Однако никто из них не стал концертирующим инструменталистом, за исключением одного — Ж. — М. Леклера, уже сложившегося скрипача, получавшего у него уроки в 1741 году и написавшего под его влиянием сонату «У гробницы».

Ко времени пребывания в Амстердаме относятся практически все напечатанные сочинения Локателли. Некоторые из них были написаны ранее. Так, Двенадцать сонат для поперечной флейты и basso continuo, op. 2 (1732) явно были написаны в Германии, где традиции игры на флейте были широко распространены, в том числе и при берлинском дворе.

Зато уже следующее сочинение поставило Локателли в ряд наиболее интересных скрипичных композиторов Европы. Он издает свое знаменитое произведение «Искусство скрипки», ор. 3 (1733), содержащее двенадцать концертов и двадцать четыре каприса дл скрипки соло, предвосхищавших технику Паганини. Многие сочинения Локателли остались в рукописи.

Локателли очень ценили в Амстердаме. В некрологе было написано, что он в равной мере был знаменит как своими сочинениями, так и манерой их исполнения и заслуженно считался одни из первых скрипачей в Европе. И. И. Кванц ставит Локателли-скрипача наравне с Тартини.

Сохранилось свидетельство и другого современника, немецкого теоретика, композитора и музыкального писателя Ф. В. Марпурга (1718— 1795). За год до смерти Локателли он писал о приветливости и общительности итальянского скрипача, снискавшего в Голландии популярность и любовь. «Раньше,— пишет Марпург, — он играл очень гармонично, никого не оставляя равнодушным, но в то же время настолько резко, что для нежного уха (слуха) это было невыносимо» (55, 203).

Последнее замечание можно отнести за счет субъективности восприятия Марпурга: яркий и импозантный стиль исполнения Локателли, как и сильная энергичная манера звукоизвлечения казались необычными для эстетических представлений немецкого музыканта. Но из его отзыва с явной несомненностью следует, что исполнительскому искусству Локателли были свойственны гармоничность, сила и убедительность.

Ч. Бёрни замечал, что игра Локателли больше поражала, чем восхищала; при этом он имел в виду исключительную силу и виртуозность его игры. И другие современники подчеркивали в исполнительском стиле итальянского мастера прежде всего энергию, оригинальность выражения, темпераментность. Однако его поиски виртуозности не всеми воспринимались в ту пору положительно. Для некоторых они казались чрезмерными. Локателли упрекали в «злоупотреблении природой скрипки», что его технические находки «ужасно поражали слушателей» и «приводили к монотонности стиля» и т. п.

Однако неверно было бы полагать, что при этом Локателли жертвовал выразительностью. Его сонаты, концерты, сюиты показывают глубокое понимание музыки, яркую образность. Пожалуй, лишь в каприсах проявлялась чисто виртуозная сторона его искусства.

Первые его сочинения — Двенадцать concerti grossi продолжают традиции Корелли. Четыре из них — камерные. Однако, в отличие от concerti grossi своего учителя, есть и определенные изменения, направленные на усиление концертности. В состав concertino входит уже квартет, а не трио (две скрипки, альт и виолончель); в Восьмом же концерте концертирует даже квинтет (с добавлением второго альта). Кроме того, более смелым становится гармонический язык, применяются такие необычные для Корелли тональности, как As-dur и f-moll. Более пластичной становится мелодика, особенно в камерных концертах.

В истории скрипичного искусства, как уже отмечалось, особое место принадлежит ор. 3 Локателли, изданному в Амстердаме в

1733 году. Это — сочинение, известное под названием «L’Arte del violino» («Искусство скрипки»),— «12 концертов или скрипичных соло с 24 каприччо ad libitum для первой (солирующей) и второй скрипок, альта, виолончели и баса». Здесь Локателли во многом преодолевает рамки кореллиевских concerti grossi: богаче и выразительней становится мелодический язык, значительно расширяется диапазон, появляются элементы разработки.

За исключением Второго (двухчастного) и Двенадцатого (четырехчастного) концертов, все они трехчастные, причем обе быстрые части (первая и последняя) заканчиваются своеобразной каденцией, которую Локателли называет каприччо. Правда, в конце каждого каприччо имеется знак ферматы, указывающий исполнителю на возможность дополнительной импровизации своей каденции.

Заметим, что еще до Локателли скрипичные каприччи-каденции эпизодически вводили в свои сочинения М. Уччеллини и А. Вивальди. Но лишь у Локателли каприччи получают столь развитую форму, в виртуозном отношении поднимаясь на новую ступень. В начале нашего века эти каприччи с добавлением еще одного его каприччо — «Лабиринт гармонии» — в своей редакции под заголовком «L’art du violon» и с посвящением Дж. Б. Виотти издал французский скрипач Э. Надо, а в 1921 году переиздал Р. Франкони.

В двадцати четырех каприччи, в основном имеющих концертно-виртуозное значение, Локателли предстает подлинным новатором скрипичной техники, подготовившим (а в известном смысле и предвосхитившим) технику Паганини. Для этих произведений характерна импровизационность. Они изложены в сокращенной нотации, принятой в то время. Расшифровка требовала не только знания определенных правил, но и творческой фантазии, владения виртуозными техническими средствами выразительности.

Это была пора, когда сольное виртуозное начало пробивало себе путь, оформлялось как ярко инструментальное начало, имеющее право на существование. Кроме того, уже начинали проявлять себя, пока еще подспудно, тенденции к массовому, демократичному театрализованному искусству. И здесь Локател­ли прозорливо уловил тенденции искусства. Для того чтобы об­легчить выполнение некоторых технических приемов и способов звукоизвлечения, он один из первых утончил струны, что дало необыкновенный успех, особенно в игре флажолетами, в быстрых пассажах и звучании верхних позиций. Паганини перенял это именно от Локателли.

В каприччи мы видим не только новые виртуозные приемы — значение их гораздо глубже. Локателли впервые подходит к скри­пичной технике с позиций раскрытия физических возможностей человеческих рук, нахождения способов их наибольшего приспо­собления к инструменту в связи с художественными задачами. Так, он вместо распространенного приема «растяжки» четверто­го пальца, столь часто применяемого итальянской школой, Корелли и даже Тартини, применяет прогрессивный способ, актуальный и сейчас,— прием оттяжки первого пальца вниз, гораздо более естественный и рациональный.

Впервые Локателли выходит и за рамки квартового охвату позиции, плавного перемещения руки вдоль грифа, применяя смелые скачки на большие расстояния, зачастую связанные с перебросками смычка в быстром темпе, что связано с опережающими движениями плеча и предплечья по отношению к кисти. Именно использование «внепозиционного» движения руки вдоль грифа (прием, усовершенствованный Паганини) и дало ему воз­можность исполнять немыслимые для старой техники слигованные пассажи через весь гриф вплоть до семнадцатой позиции.

Локателли вводит комплексное движение пальцев, создавая типологические фактурные приемы, равно как и в штрихах — не просто вводит прыгающие штрихи — staccato и рикошет, но создает оригинальные штриховые сочетания, которые впоследствии найдут широкое применение в скрипичной литературе.

Интересным является и то, что Локателли стремится возмож­но более широко раскрыть выразительные возможности скрипки как самостоятельного инструмента, способного решать задачи и без поддержки баса. В этом отношении интересно сочетание трели с проведением мелодии на соседней струне (прием самоак­компанемента), который использовал и Тартини в сонате «Дья­вольская трель».

В репертуаре современных скрипачей наиболее популярна при­влекающая своей выразительностью и мастерским использованием инструмента f-moll’ная соната Локателли «У гробницы» (посвя­щенная памяти жены) в обработке Э. Изаи. Это большая кон­цертная соната с яркими контрастами, гораздо более значитель­ными, чем в других сочинениях Локателли этого жанра. Образное содержание сонаты органично связано с программностью, что в целом не характерно для Локателли, искавшего специфическую и самостоятельную скрипичную сферу выразительности. В этой со­нате ярок тематизм. Основные грани образа, настроения даны в первой части. По жанру это — типичное оперное lamento, близкое венецианским образцам.

В ор. 7 (1741) Локателли применяет новый вариант состава ансамбля. По существу эти шесть концертов для смычковых ин­струментов с basso continuo представляют собой прообраз квартет­ного жанра. Написаны они для трех скрипок и баса и в случае исполнения баса на виолончели весьма близки классическому составу квартета. Особый интерес представляет Шестой концерт, носящий программное название «Плач Ариадны», в котором широко представлено речитативное оперное начало. Не исключено и здесь влияние творчества Вивальди. И в следующем опусе — Деся­ть сонат (1744) содержатся четыре сонаты аналогичного со­става.

Завершают изданные сочинения Локателли его концерты для четырех инструментов op. 9 —«Искусство новой модуляции» (1762).

П. Локателли вошел в историю скрипичного искусства как яркий художник, новатор в области скрипичной техники, однако вовсе не ограничившийся только ею. Смелость его поисков нельзя сводить к простому экспериментаторству (как это нередко делается). Он открыл новые выразительные возможности скрипки, которые значительно обогатили скрипичное искусство.

-

Книги о скрипкеИстория скрипичного искусства (оглавление)

Оставить комментарий

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

XHTML tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>