Застеколье (музей хрусталя Baccarat)

статьи

Застеколье

В парижской резиденции Baccarat стоит хрустальная мебель нечеловеческих размеров, а люстры светят там, где их совсем не ждешь. Всё подтверждает девиз фирмы: «Красота выше разума».

Дом 11 на Place des Etats-Unis — это во всех смыслах приличный, благополучный парижский особняк. Перед ним сквер, в котором играют дети, вокруг офисы и автомобили, — все обыденно, без тени эпатажа. Если вы турист, вполне можете оказаться в этом месте, заблудившись по дороге к Эйфелевой башне. Если вы в Париже по делам, велика вероятность, что пили кофе неподалеку. В любом случае мимо дома номер 11 пройдите вы хоть двести раз – и ничто в нем не привлечет вашего внимания. Но если вы когда-нибудь случайно зайдете внутрь, то признаете: это одно из самых странных мест Парижа.

Сиятельные сумасброды

Странным этот дом был еще в 1920-е. Тогда здесь жила пара знатных фантазеров: виконт и виконтесса де Ноай. Пара была богата, экстравагантна, обожала все необычное, в том числе и творчество художников-сюрреалистов, которые, как известно, привнесли в искусство нотку безумия. Именно на деньги де Ноай Сальвадор Дали писал картины, а Луис Бунюэль и Жан Кокто снимали сюрреалистические фильмы. В доме на Etats-Unis регулярно проходили причудливые балы и сборища богемы.

В начале 2000-х зданием заинтересовались владельцы хрустальной мануфактуры из французского города Баккара. Фирма, создающая с 1823 года хрусталь для королей и махараджей, нуждалась в свежих идеях. Руководство Baccarat решило разместить в доме с историей свою штаб-квартиру, бутик и музей, а интерьер оставило на усмотрение дизайнера Филиппа Старка. Дизайнер, и прежде отличавшийся фантастическими идеями, превзошел самого себя. Он создал парадоксальный и поэтичный интерьер, которому позавидовали бы сюрреалисты: «хрустальный дворец, в котором возможно всё».

Фокусы Старка

Попав внутрь здания, вы оказываетесь в полутемной зале. Звучит тихая музыка — примерно такую же вы слышите в кино, когда режиссер хочет передать атмосферу грёз. Мерцают камины, из стен тянутся хрустальные руки с подсвечниками (намек на фильм Кокто «Красавица и чудовище»), ваше лицо отражается в зеркалах, и – вот первый привет от Старка! – с потолка свисает огромная хрустальная люстра, опущенная в… наполненный водой аквариум.

Идя дальше в полутьме мимо хрустальных колонн, вы слышите, как чей-то голос бормочет стихи Бодлера. Голос раздается с лестницы, она прямо перед вами. Поднимитесь на несколько ступенек – и увидите справа и слева от себя… говорящие вазы. У ваз одно и то же женское лицо, они смотрят друг на друга, их губы шевелятся. Но не спешите проверять себя на вменяемость: с вами все в порядке, просто это очередной фокус Филиппа Старка. Дизайнер нашел в недрах дома виконтессы антикварные хрустальные вазы, установил их друг против друга и проецировал на каждую видеофильм с лицом мадам, читающей Бодлера. Впечатление от инсталляции, конечно, острое. Впрочем, вазы разговаривают не каждый день.

Дальше вы попадаете в бутик. Здесь на стенах специальное покрытие, отражающее хрустальные блики, а в центре стоит грандиозный стол из хрусталя — длиной более десяти метров. (На самом деле это несколько столов, составленных вместе. Их можно покупать по отдельности, — один стоит около 40 тысяч евро, — или все сразу). На столе стоят вазы, бокалы, графины всевозможных форм, цветов и размеров: все это тоже можно купить. В соседнем помещении собраны хрустальные ювелирные украшения, а что касается люстр, то они здесь повсюду: ими увешан не только бутик, но и следующий за ним коридор, который называется возвышенно: «Путь света». Кстати, ведет этот «Путь света», как ни смешно, в туалет, причем даже санузел – вот где настоящий сюрреалистический юмор! — увешан бесценным хрусталем.

Одно из самых красивых мест в доме – парадная лестница. Перед ней хрустальный трон в полтора человеческих роста, напоминающий об «Алисе в стране чудес». На лестнице красная ковровая дорожка, по которой рассыпана мерцающая пыль из светодиодов. Когда достигнете последней ступеньки – поднимите голову. Над вами медленно вращается огромная хрустальная люстра в сто пятьдесят семь свечей, и блики хрусталя плывут по стенам. Под этой люстрой вам предстоит решить, хотите ли вы пищу для ума или для тела. Справа от вас — ресторан «Хрустальная комната» (Crystal Room Baccarat): здесь столик для ужина нужно резервировать за месяц, зато днем можно свободно выпить чашку кофе. А слева — комнаты, в которых можно предаться изучению хрустальной истории.

Музей хрусталя

Единственное практически нетронутое Старком место в доме — бальная зала виконтессы де Ноай. Здесь сохранилась роспись XVIII столетия, выполненная учеником Джованни Баттисты Тьеполо. А еще тут установлен экран, на котором показывают, как создается хрусталь.

В прилегающих комнатах находится музей Baccarat. Зал «Мания величия» — хрустальная мебель индийского махараджи и напольный канделябр русского царя Николая II. Царь заказал таких тринадцать штук. Одиннадцать благополучно добрались до России. Но оставшиеся два были готовы аккурат к Октябрьской революции, когда царю было уже не до канделябров, — так что они остались во Франции. Кстати, во времена Николая II в Baccarat существовала специальная «русская» печь, которая обеспечивала хрусталем только русский императорский двор. Непрерывный поток заказов из России объяснялся не только любовью русских к хрусталю, но и их скверной привычкой бить бокалы об пол.

Следующий зал музея — «Алхимия» — расписан авангардным художником Жераром Гарустом. Здесь стоят две вазы с очень сложной гравировкой по хрусталю, которую выполнил в 1867 году Страдивари хрустального дела: Жан Батист Симон. Название последнего зала можно перевести как «Застеколье». Экспонаты навеяны разными стилями и странами (например, Турцией, для дворцов которой Baccarat делала хрустальные перила, кофейные сервизы и кальяны). Есть творения приглашенных дизайнеров (недавно выпустили статуэтки Будды вместе с Кензо). Выставлены и заказы особых клиентов: всевозможных римских пап, сиамских королев, турецких беев, индийских махараджей, европейских монархов. Сегодня, кстати, спецзаказы составляют едва ли не половину всей продукции фирмы, но имена хранятся в тайне.

Одно жаль: в трех небольших залах невозможно показать все 15 тысяч предметов, накопившихся за более чем 200-летнюю историю марки. Даже несмотря на то, что экспозицию меняют дважды в год. И хотя раз в два года Baccarat переиздает копии музейных экспонатов, а кое-что производит до сих пор (например, бокал Harcourt, созданный в 1841 году — и сейчас бестселлер), — все же в нынешней Baccarat больше места фантазии, чем истории. Впрочем, как показывает практика, ирреальные образы приносят очень даже реальный доход. С 2003 года, когда Baccarat обосновалась в странном доме с говорящими вазами и подводными люстрами, прибыль фирмы выросла на 20 процентов.

Анна Благая (Ведомости)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.